• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:52 

Intí do leig de ar son De gan cheim budh airde ina abdaine manach n-dub do beith aige ´san egluis 7 cliara Erend 7 Alban 7 iarthair domain ag a togha mar uachtaran orra fein.

Albeit the clergy of Erin and Alba and the Western World chose him to be ruler over them, yet he for God´s sake put from him any station in the church higher than an abbacy of black monks.

(c) Manus O´Donnell
Betha Colaim Chille/LIfe of Columcille
ed./transl. A. O´Kelleher, G. Schoeperle
pp.2-3
1918

15:28 

ирландская жизнь

И вот ранним утром, отомстив за честь родичей, отправился голодный и усталый Энгус к женщине, которая в одиночку готовила еду пахарям.
- Питья и еды мне, о женщина,- сказал он,- ибо мучают меня жажда и голод.
- Не труднее пришлось тебе, чем тем, для кого готовлю я эту еду,- отвечала женщина.
Не по душе были ей дела Энгуса.
- Дурно поступаешь ты, разоряя Ирландию и уступая свою честь за сытую трапезу,- сказала она,- сдается мне, что ты скорее обидищь одинокую женщину, чем станешь мстить за брата.
Охватил тогда Энгуса гнев, и вмиг съел он восемь хлебов, а потом ухватил двумя руками бадью, так что не успела женщина удержать его. Принялась она поносить Энгуса, а тот поднял маслобойку и отвесил ей такой удар по голове, что немедля испустила она дух. Ярость и гнев охватили Энгуса, и пошел он прочь оттуда. Два дротика были в его волосах, и оттого все они перепутались. Наконец подошел он к Таре.

(c) Изгнание Десси. Перевод Сергея Шкунаева.

18:14 

Продолжаем собирать разговорные фразы. Если вы хотите попросить у хозяйки дома обед, то можете сказать:

Deoch ocus mír dam, a ben, = о женщина, (подай) мне еды и напитка!

и при этом можно добавить:

doig am ítmar acurach! = ибо я голоден и (меня мучит) жажда.

www.ucc.ie/celt/published/G301900/text021.html

15:09 

вот что сказал Монган о Колуме Килле:

Дивный Колум Килле, святой и светлый, суровый и верный, достойный и доблестный, победный и праведный, блаженный и совершенный чудотворец.

Он в любви не отказывает
Сокровища не скрывает
Каждому помощь подает
Ни зла ни гнева не ведает
Лик его алый широкий светлый
Тело белое безупречное
Слава безгрешная
Остер взор серых глаз
Вьются волосы дивные.

Голос Колума Килле
Дарит отраду всем людям
Разносится он далёко
И слышен за сотни шагов.

Направил меня сын Бога
К сыну Эйтне и Фейдлимида Финна
Я пришел из Заветной Земли
Там не ведома ложь.

Сто пятьдесят островов
Создал Великий Король
Клянусь вам, что каждый остров
В три раза больше Ирландии.

По указанию Бога
Вчера я покинул свой край
Направился в Каррайг Эолайрг
Пришел к берегамЛох Фебайл.
Славное озеро Лох Фебайл
С почетом примет О Ниалла.

Праведный Колум Килле
Славен словами правдивыми.
Тот кто не помогает слабым
Не станет другом святого,
Дивного Колума Килле.

13:51 

bravo maestro boccherini!

www.youtube.com/watch?v=yC1FHuvMn9c

10:56 

For íarair at-taam, a chlerig.

20:18 

Вот что я записал для тебя, капитан Сомайрле, и не могу больше записать ничего, понеже страдаю от лихорадки.

14:23 

заморский поход Осгара

22:20 

Вот это рэпчина! Очень талантливые.

www.youtube.com/watch?v=0lUQFT4zVWk

15:25 

По временам я одаривал королей и платил их сыновьям, странствовавшим со мною.

(с) исповедь. Св. Патрика. , гл. 52

09:40 

Поуилъ иже Оумъ бѣ волостель Дъведьскыи володѣѧ семьѭ сътогородии Дъведьскыхъ:

www.cymraeg.ru/ppd.html

01:54 

Больше того, когда я крестил столь многие тысячи, ожидал ли я от них хоть когда-нибудь даже самую малость? Если так, скажите мне об этом, и я верну им все. И когда Господь через мое смиренное посредство ставил повсюду клириков, и я по доброй воле возлагал на них их служение, просил ли я у них хотя бы цену моей обуви? Если так, скажите мне об этом в лицо, и я возвращу им.

(c) Святой Патрик. Исповедь. гл.50 (перевод Павла Ерофеева)


Святой Мохуда и диавол.

Святой Мохуда Райтин (Св. Картагий) установил для своей братии и для странников такой порядок: каждый, кто приходил к нему, должен был коснуться рукой обуви святого.
И вот, от этого несправедливого обычая в сандалиях Св. Мохуды завелся диавол.

«Великую власть имею я,» --молвил Св. Мохуда, «Семь сотен, семь дюжин и еще семь человек в аббатстве моем, и каждый третий из них беседует с ангелами. И, хотя все они подчинены мне, я хуже любого из них. Увы, нет мне иного способа достичь Небес, кроме как сесть на корабль и уплыть на нем прочь из Ирландии и обойти весь великий мир, так чтобы и двух ночей не останавливаться под одной крышей.»

На утро следующего дня Св. Мохуда поспешил отправиться в путь и пришел вскоре к месту в котором жил Св. Комгалл Тиге Тейлле. Святые сердечно приветствовали друг друга.

«Садись.»--предложил Св. Колман Св. Мохуде.
«Не хочу,»--ответствовал Св. Мохуда, «ибо я очень спешу.»
«Да сядь ты, наконец!»--молвил Св. Комгалл.
Св. Мохуда сел, и разулся.
«А ну, злодей, подлый диавол,»--сказал тогда Св. Комгалл, «выходи, пока цел, из сандалий Мохуды.»
Диавол сразу же выскочил из сандалий.
«На свое счастье,»--сказал диавол, «навестил тебя Мохуда, иначе пришлось бы ему до конца дней своих странствовать по свету и не ночевать два раза подряд под одной крышей. А все потому, что он возгордился и счел свою обувь особенной, не такой, как у других монахов.»

Для того, чтобы остановить Св. Мохуду Св. Комгал сложил такие стихи:

Не нужно доброму клирику
Странствовать по всему свету,
Может быть обманут он
Демоном беспокойным.

Св. Мохуда остался со своей братией и впредь диавол уже не мог причинить ему никакого вреда. Конец. Аминь.

21:02 

отче нашъ

19:10 

игра слов (Майль Дуйн)

Fogaibset insi n-aili iar sin nárbu mór & dún indi. Dorus umaide fair & ágai umaidi and. Drochet glainidi arin dorus. Amal no-théigtís súas forin drochet do-fuittitís sís for cúlu. La sodain at-chiat banscáil asin dún & cilornd inna láim. Tócbaid clár n-glainidi a h-íchtur in drochit & línais cilornd asin tiprait boí fón drochat. & luid afrísi isa n-dún. Táet ferthigis fri Máel Dúin ol Germáne. Máel Dúin ón ém ol sisi la dúnad in dorais tara h-éissi. Bertais íar sudiu inna h-águ umaidi & a llín n-umaide ro-boí foraib. & in fogur íarom do-rigénsat bá ceól meldach n-áilgen són. La sodain fochairt inna cotlud co matain ara bárach. A n-do-fóchtraiset co n-accatar in m-banscáil cetna asin dún & a cilornd inna láim & línaid fón clár chétna. lnge táet ferthaigis fri Máel Dúin ol German. Amra bríge ol si Mae[gap: extent: 5 letters] la dúnad ind lis tara h-essi. Fosnálaig-som a[gap: extent: 4 letters] cétna co ara bárach. Tri láa & téora aidchi dóib fond rían sain. Isin chetrammad lou iarom do-lluid in banscál a n-dochum. alain[gap: extent: 12 letters] brat gel impe & buinne óir immá moing. Mong orda fuirri. Dá máelán argit imma cossa gelchorcrai. Bretnas argit co m-brephnib óir inna brut
& léne srebnaide síta fria gelchnes. Mo chen duit a Mael Duin ol si & ainmnigestár cach fer fó leith cona anmaim diles fein. Is cían o tá hi fis & hi forus for tíchtain sund ol si.


Перевод Смирнова

Затем они добрались до другого, небольшого острова. На нем была крепость с воротами из чистой бронзы. Стеклянный мост вел к ней. Они несколько раз пытались перейти мост, но всякий раз какая-то сила отбрасывала их пазад. Они увидели, как из замка вышла женщина с ведром в руках. Она приподняла стеклянную плиту в нижней части моста, набрала в ведро воды из ручья, протекавшего под мостом, и вернулась в замок.

- Вот славная хозяйка для Майль-Дуйна! - воскликнул Герман.

- Конечно, для Майль-Дуйна! - сказала она, захлопывая за собой дверь.

Они стали тогда стучать в бронзовые украшения моста. Эти удары зазвучали сладкой, нежной музыкой, от которой они впали в сон, длившийся до самого утра. Когда они пробудились, то увидели, что та же самая женщина, выйдя из замка, черпает ведром воду под той же плитой.

- Опять идет к Майль-Дуйну его хозяйка!- сказал Герман.

- Высок и славеи Майль-Дуйн предо мной! - ответила она, запирая ворота замка за собой.

И снова та же музыка повергла их в сон до следующего утра. Так повторялось три дня. На четвертое утро женщина направилась к ним. Прекрасна была она. Белый плащ облекал ее; золотой обруч обрамлял ее золотые волосы; на ее розовых ногах были серебряные сандалии; серебряная пряжка с золо­тыми украшениями скрепляла ее плащ, и сорочка из тонкого шелка покрывала ее белую кожу.

- Привет тебе, о Майль-Дуйн! - сказала она и затем при­ветствовала по очереди всех остальных, назвав каждого по имени.

- Давно уже знали мы о приезде вашем и поджидали вас,- прибавила она.

14:48 

И завязался между ними бой — его называют битвой Хьяднингов, — и сражались они целый день, а вечером пошли к своим кораблям. Ночью пришла Хильд на поле битвы и колдовством пробудила всех убитых. На другой день конунги возвратились на поле битвы и вступили в бой, и были с ними все те, кто полегли накануне. И так изо дня в день длилась та битва: и убитые, и оставшееся на поле битвы оружие и щиты — все превращалось в камни. Но наутро мертвецы восставали и сражались, и все оружие снова шло в дело. В стихах говорится, что так и застанет Хьяднингов конец света
(с) Снорри Стурлусон


В то время шла война между ханаанеянами и филистимлянами. Каждый день они сражались друг с другом и совсем немного ханаанеян оставалось в живых. Однако, Дети Богини Дану поселяли демонов в тела убитых ханаанейских воинов, так что тела эти каждый день выходили на битву.
Филистимляне премного дивились этому. Они пришли к друиду, который жил в их стране и сказали ему: «Вот чему мы удивляемся: люди, которых мы убиваем каждый день и каждую ночь, на следующее утро снова выходят сражаться с нами.»
Старый друид подал им такой совет: «Возьмите с собой на битву ореховые и рябиновые прутья. Завтра, когда снова начнется битва, протыкайте прутьями тела убитых врагов. И, если это демоны сражаются против вас, то от них останутся лишь кучи червей.
На слелующее утро филистимляне снова пошли на битву и, одержав победу, стали вонзать ореховые прутья в тела убитых врагов и тела эти обратились в кучи червей. Тогда филистимляне собрались и решили убить Детей Богини Дану, но те, из страха перед филистимлянами, силою своего волшебства призвали на помощь демонов и отправились в Ирландию.
(c) Книга захватов ред.2

17:00 

do-chuadar fo chíos a chloidhimh

15:42 

Клянусь тебе моим добрым словом:

Luidhim fam degbreithir dhuit

21:41 

Is romaith binnes do bhéoil
Ocus is milis, a shénoir!

14:14 

carnyx

10:28 

О'Шон был помешан на Тро­янской войне. Он не понимал, как можно было принять деревянного коня от против­ника. Тем более что из брюха коня разда­вался громкий смех. Очевидно, этот эпизод произвел на поэта очень сильное впечат­ление, потому что всю оставшуюся жизнь он самым тщательным образом осматри­вал подарки, которые преподносили ему его близкие и друзья; как-то на день рожде­ния ему подарили туфли, и О'Шон тут же полез в них с фонариком, то и дело выкри­кивая: «Есть здесь кто-нибудь? Эй! Отзови­тесь!»
(c) Вуди Аллен "Ирландский Гений"

Опытное поле

главная