Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:46 

segodnya sreda

21:38 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:20 

Смерть Келтхайра сына Утехайра. Перевод Хеллавис.

Как произошла смерть Келтхайра сына Утехайра? Нетрудно сказать.
Жил среди уладов знаменитый муж, по имени Блаи Хозяин. У него было семь стад по семижды двадцать коров в каждом стаде, и упряжка быков в каждом стаде. Также он держал странноприимный дом. Но был у него такой гейс, что не могла ни одна женщина посетить его дом без того, чтобы провести с ним ночь, если только не было при ней мужа. И вот Бриг Бретах, жена Келтхайра, пришла в его дом. "Нехорошо ты сделала, женщина,"--сказал Блаи Хозяин. "Ты пришла ко мне одна, а это--мой гейс."
"Жалок тот человек,-сказала женщина,-что нарушает собственные гейсы."
"Это верно. Я уже стар, а ты побуждаешь меня,"--сказал он. Эту ночь он провёл с ней.
Келтхар узнал об этом и отправился за своей женой. Блаи Хозяин уходил от его преследования, пока не оказался возле Конхобара в царском(!) доме. Келтхайр же следовал за ним, пока не вступил на пол царского дома. Там Конхобар и Кухулин играли в фидхелл, а грудь Блаи Хозяина была над игральной доской между ними; и вот Келтхар всаживает в него копьё, так что оно вонзилось в бревно в стене позади
и с острия копья упала капля и оказалась на доске.
"Так, Кухулин."-сказал Конхобар.
"Вот так, Конхобар!"--сказал Кухулин. Они измерили доску в одну и в другую сторону от капли, чтобы узнать, к кому из них она ближе. Ближе капля была к Конхобару и дальше от отмщения. Блаи Хозяин тем временем умер. Келтхар же скрылся в землях Десси Мунстера на юге.
"Плохо это, Конхобар!"-сказали улады. "Это будет падением Десси. Достаточно того, что мы потеряли человека, который умер, но пусть Келтхар вернётся в страну."-сказали Улады. "Тогда пусть приходит,"-сказал Конхобар,-"и пусть его сын отправится за ним и будет ему порукой." В то время у уладов преступление отца не касалось сына, а преступлеие сына--отца. Итак, сын Келтхара отправился на юг, чтобы призвать его.
"Зачем ты пришёл, сынок?"-спросил тот. "Чтобы ты вернулся в страну,"-сказал мальчик. "А что мне будет порукой?"-спросил он. "Я,"-ответил мальчик. "И впрямь,"-сказал он,-худую шутку хотят сыграть со мной улады, послав мне на защиту сына." "Худым будет зваться он и его потомки," сказал друид. "Погоди-ка, мальчик!"-сказал Келтхар.--я пойду туда."
Так они и сделали и от этого произошло назвалие роде Сгевуйне, что в землях Десси.
И был назначен выкуп за жизнь Блаи Хозяина--избавить уладов от трёх напастей, которые бы случились у них в это время.
Тогда явился Конганхнес, сын Дедада, отомстить уладам за своего брата Курои сына Дайре, сына Дедада. Он сильно опустошал Ульстер. Не брали его ни мечи ни копья, но отскакивали от его кожи, как от рога.
"Избавь нас от этой напасти, Келтхар!"--сказал Конхобар. "Хорошо же"-сказал Келтхар. И в один из дней он отправился на беседу с Конганхнесом и перехитрил его, пообещав ему свою дочь, Ниав, а также трапезу для сотни людей на каждый вечер. Женщина же обманула его, сказав:" Расскажи мне,--спросила она,-как тебя можно убить?" Надо проткнуть подошвы моих ног и голени докрасна раскалёнными железными спицами." Тогда она сказала отцу, чтобы он изготовил две длинных спицы и наложил на них сонное заклятие, и чтобы собрал себе большое войско. Так и было сделано. И они напали на него и забили спицы молотами в его подошвы, так что они прошли через его косстный мозг, и он умер от этого. Ему отрезали голову и над головой этой соорудили ксирн из ксмней, положенных каждым человеком, который приходил туда.
А вот вторая напасть: Лух Донн, щенок, которого сын одной вдовы нашёл в дупле дуба, и которого вдова растила, пока он не стал большой. В конце концов, однако, он зарезал овец вдовы, убил её коров, и сына, и её саму, и убежал в Долину Большой Свиньи. Каждую ночь он раззорял по одному двору в Ульстере, а днём спал. "Избавь нас от этого, Келтхар!"-сказал Конхобар. И Келтхар отправился в лес и принёс оттуда ольховую колоду; он выдолбил её по размеру своих руки варил в пахучих травах, в меду и в жире, пока она не сталал мягкая и жёсткая. Пошёл Келтхар к той норе, в которой спал Лух Донн, и забрался в нору раньше, чем Лух Донн вернулся со своего разбоя. Вот идёт он, и его нос высоко вздёрнут на запах трав и мёда, а Келтхар толкает на него колоду из норы. Пёс хватает её в пасть и запускает в неё зубы, и зубы увязают в твёрдом дереве. Келтхар тянет колоду в одну сторону, а пёс в другую. Наконец Келтхар просунул руку через отверстие в колоде и вырвал у него сердце, зажав его в кулаке. Голову пса он унёс с собой.
В один день, спустя почти год, шли мимо каирна Конганхнеса пастухи, и услышали, что внутри скулят щенки. Каирн раскопали и нашли там трёх щенков--бурого, пятнистого и чёрного. Пятнистый пёс был подарен Мак Да То из Лейнстера, и именно из за него пали многие из мужей Ирландии у дома Мак Да То; а имя этому псу было Айльбе. И, должно быть, Кулану Кузнецу отдали бурого пса, а чёрный стал собственным Доелху Келтхара. Никого он к себе не подпускал кроме Келтхара. Однажды, когда Келтхара не было дома, пёс убежал и прислуга не смогла его поймать, и вот он добрался до скота, а потом каждую ночь стал убивать людей и скот в Ульстере.
"Избавь нас от этой напасти, Келтхар!"-сказал Конхобар. И Келтхар с сотней воинов пошёл в ту долину, где жил пёс. Он позвал его трижды, и все увидели, как бежит к ним пёс, направляясь пряму к Келтхару, и начинает лизать ему ноги. "Как печально то, что делает собака!"-сказали все. "Больше никто не упрекнёт меня из за тебя,"-сказал Келтхар, ударил пса своим копьём и вырвал им его сердце, и он издох." "О горе!"-воскликнули все. "И правда, -сказал он, поднимая копьё и капля песьей крови соскользнула на него по копью, прошла сквозьнего до земли и он умер. Его оплакали, вырыли ему могилу и возвели могильный камень. Такова смерть Блаи Хозяина, Конганхнеса и Келтхара сына Утехайра. Финит.

16:56 

Интересно, что рассказ о третьей напасти Келтхара во многом совпадает с рассказом пса-оборотня из "Приключений Корноухого Пса." :

Приняв такой план, они вошли в Долину Диких Псов (так стала называться долина, в которой мы жили). Охота и травля продолжалась
пока не были перебиты все Дикие Псы.Лишь я один остался в живых.В глубине долины была потайная пещера и я решил спрятаться в ней. Опрометью бросился я в пещеру и укрылся во тьме подземелья.Но все мои преследователи--гончие, волкодавы и люди, погнались за мной.Враги решили дымом выкурить меня из укрытия. И когда я понял, что попался в западню, и что меня окружили ненавистные недруги , и что не осталось у меня сотоварищей и соратников которые подали бы мне помощь, то я пришёл в боевое безумие и возросли мои сила и смелость , и решил я, то лучше будет погибнуть в бою, чем задохнуться в дыму и что лучше сразиться с врагами, чем умереть бесславно.И я вышел навстречу толпе.
и когда они, и люди и псы, бросились ко мне, я напал на них и принялся убивать их и калечить и крикливые голодные вОроны терзали израненые тела.Я сразил 790 доблестных рыцарей, не считая простого люда, но и сам был изранен врагами и измучен долгим боем. Тогда я решил добраться до Короля Греции и добиться его защиты. Завидев вдалеке королевскую свиту, я устремился к ней; подобно птице перелетел я к королю и , кинувшись ему на грудь, охватил передними лапами его шею.
Увидев это, король обратился к своим воинам и велел им не причинять мне вреда. И он взял меня с собой в город Афины и одел на меня эту цепь."

"Будь благословен, добрый мой друг!" воскликнул Сэр Галахад " никогда ещё я не слышал повести прекраснее и печальнее.

22:33 

ьСмерт Кухулина
(оговорюсь заранее, никакой ценности этот пересказ не имеет. Это обычный "разговор на кухне".)
Как и договаривались, диалоги подробнее чем всё остальное.

1.
Одержав победу в войне за Быка улады возвращаются домой. Одним из главных деяний Кухулина на этой войне было убийство Калатина и его детей, однако у Калатина осталось ещё трое маленьких сыновей и три маленьких дочери. "И пришла Медб и превратила их в шесть ведьм кривых на левый глаз." Когда они выросли Медб спросила их:" Знаете ли вы, как умер ваш отец?" "Знаем," ответили они "Кухулин сын Суалтайма убил его." Тогда Медб предлагает им отправиться в другие страны и научиться волшебству.

2.
Дети Калатина проводят год в Альбе, затем у саксов, затем в Вавилоне и, наконец в Аду. Там Вулкан выковал им три меча, три ножа и три копья.
"Вот ваше оружие, о дети Калатина" молвил Вулкан "Возьмите его с собой, в Ирландию. Трёх королей сразят три этих острых копья: короля героев Ирландии, Кухулина сына Суалтайма, короля коней Серого из Махи и короля возниц Лаэга. Ибо три этих копья суть самое смертоносное оружие из всего что я когда либо делал."

3.
Дети Калатина возвращаптся(перелетают о воздуху) в Круахан и Медб приветствует их:
--Хорошо ли вы учились, о дети Калатина?
--Хорошо. Мы можем создать могучее войско из листвы и травы.

4-5
Медб собирает войска четырёх великих королевств Ирландии. Она легко увлекает на войну королей Лейнстера, Мунстера и Мида, т.к. это дети героев, убитых Кухулином в войне за Быка.

6
Войско четырёх королевств выступает в поход. Оно вторгается в земли Уладов и начинает раззорять их.

7.
Начинается "недуг уладов".
--Где Леборхам?--молвил Конхобар.
--Я здесь.--ответила Леборхам
--Отправляйся к Кухулину и вызови его ко мне, ибо весь этот поход устроен чтобы погубить его. Пусть он оставит Дун Делган и Маг Муиртемне и идёт ко мне в Эмайн. Пусть он остаётся при мне и слушается моих советов, а также советов Генанна, Катбада, Амаргина, Феркертне и других филидов. Ибо, если Кухулин останется жив в этой предательской войне устроенной , ему не погибель, Медб и другими врагами, то все мужи Ирландии падут от нашей руки...

8.
Леборхам приходит к Кухулину, когда тот охотится на птиц. Ему не удается сбить ни одной птицы. Леборхам передаёт просьбу короля. Кухулин неохотно подчиняется. "Ибо до сего часа не сдавал он ещё Маг Муиртемне, Дун Делган и Куальнге." Вместе с Эмер он приезжает в Эмайн.

9.
Конхобар призывает всех филидов и олламов Эмайн, а также всех девушек Улада "стеречь Кухулина усердно и прилежно" Ибо если падёт Кухулин, то "погибнет навсегда надежда и удача нашей пятины"

11
Ирландцы тем временем раззоряют Маг Муиртемне. Медб обращается к детям Калатина: "Вы поклялись, о дети Калатина, в три дня и три ночи привести Кухулина к мужам Ирландии."
"Конечно же, мы выполним наше обещание."

12.
Поднялись три увечные ведьмы, ри крикливые вороны, три чёрные старухи и олетели к Эмайн и опустились на поле перед селением и создали огромное войско из листвы и травяных стеблей.

13.
Кухулин услышал шум войска и собрался выйти из крепости на бой, но его остановил Генанн сын Катбада. "Прискорбно это" mолвил Кухулин. "Славную смерть я предпочёл бы всему серебру и золоту мира."
Генанн возражает:
"Это всего лишь призрачное воинство сидов. Дети Калатина наколдовали его, чтобы обмануть тебя и заманить в западню."
Кухулин снова выглянул наружу и увиделм, как пасутся на lугу кони Мак Лира--гейс заPRещал ему смотреть на них. и услышал как играет его сладкозвучная арфа--гейс запрещал ему её слушать.

14.
И ТОГДА НАРУШИЛИСЬ ЕГО ГЕЙСЫ; И ПОКИНУЛА ЕГО БОЕВАЯ УДАЧА И ПРИШЁЛ КОНЕЦ ЕГО ВОЕННОЙ СЛАВЕ. Бадб дочь Калатина явилась в светлицу Кухулина в облике вороны и собравшиеся в поле войска издали боевой клич. "Как горько мне слышать эти крики, о Генанн," воскликнул Кухулин. "Жаль, что не дозволено мне напасть на войско врагов. Отняли мою силу эти страшные крики, сокрушили мою отвагу бешеные ведьмы, изничтожили мою мощь великие заклятия, музыка арфы смутила мой разум."
"Оставь тревогу" ответил Генанн "Не обращай внимания на вопли сидов и на обманные уловки детей Калатина. Семь лет бродили они по дальним странам дабы создать колдовство и оружие могущее сокрушить тебя. Однако, если ты три дня и три ночи будешь избегать их, колдовство это сойдёт на нет и воспрянет сила воинов Улада и придёт тебе на помошь Коналл. Только послушайся меня и не поддавайся на обманные уловки детей Калатина."
Кухулин последовал совету Генанна, хотя это было "преступлением против его чести и славы."

15.
Дети Калатина вернулись в ирландский лагерь ни с чем. На следующий день они снова приходят на поле перед Эмайн и создают войско из дубовой листвы. В этот день Кухулина стерегут дочери королей и вождей Улада, вместе с Ниав. Они уговаривают Кухулина покинуть Эмайн и уйти в "Глухую Долину". Кухулин неохотно подчиняется. "Горько мне идти вместе с женшинами, вместо того, чтобы прекратить раззорение и охранять Улад."
"Поклянись," сказала тогда Ниав "что не пойдёшь в бой с воинами Ирландии, пока мы не дозволим тебе этого."

Старший из сыновей Калатина появился в светлице Кухулина. Поднялся Кухулин и замахнулся на него, но Ниав охватила Кухулина обеими руками и усадила на место. "Остатнься со мной," сказала она "сдержи своё слово."

Когда дети Калатина увидели, что Кухулин остановился, они ушли восвояси.

18.
На третий день Конхобар собрал ДРУИДОВ и спросил их: "Знаете ли вы, как спасти Кухулина."
"НЕТ;" ОТВЕЧАЛИ ОНИ "НЕ ЗНАЕМ."
"А я вот знаю." сказал Конхобар. "Возьмите его с собой в Глухую Долину." (Глухой долиной это место называлось потому, что никакие звуки не выходили из него и никакие звули снаружи не были в ней слышны.) Пусть поднимутся Катбад и Генанн и все филиды и все женщины вместе с Эмер. Отведите его в Глухую Долину, поите его, веселите, развлекайте, чтобы не услышал он тревожные крики войск."
"Я не пойду с ними в эту долину." сказала Эмер "Пусть Nиав примет моё благословение и пойдёт вместо меня, ибо труднее всего будет Кухулину отказать ей."

19.
Кухулин неохотно соглашается скрываться в Глухой Долине: "Не подобает мне пировать и развлекаться, в то время как войско четырёх великих королевств Ирландии раззоряет нашу пятину, улады страдают от недуга а Коналл остаётся в дальних странах. Скажут ирландцы, что побежал я перед ними

Все зашли в построеный Катбадом бруйден, а коней распрягли и оставили пастись в долине. Начался пир.

20
После долгих поисков дети Калатина находят Кухулина и снова создают отряды из листвы и трав. Окружение Кухулина услышало раздававшиеся снаружи крики и , чтобы заглушить их, все женщины в бруйдене закричали сами. "Горе," сказал Кухулин. "Я слышу как кричат ирландские воины, грабящие наше королевство. Пришёл конец моей боевой славе."
"Оставь тревогу," ответил Катбад. "Это дети Калатина создали призрачное воинство, чтобы заманить тебя в западню." И когда дети Калатина поднимали крик снаружи, те, кто был в бруйдене тоже принимались кричать и продолжали пировать и веселиться.

"И поняли дети Калатина, что не приносит им никакой пользы их волшебство из за Катбада и женщин."

21.
"Оставайтесь при войске," сказала своим сестрам Бадб дочь Калатина "а я пойду в Глухую Долину за Кухулином. Или приведу его или погибну. "
Своим волшебством она отвлекла всё окружение Кухулина, выманила всех из бруйдена и окружила всё волшебным туманом, а сама явилась к Кухулину в облике Ниав и призвала его на бой с врагами.

Кухулин отвечал ей: " Я уже думал, что за все сокровища мира не получить мне твоего дозволения. Но вот ты разрешаешь мне ПОЙТИ ПО ДОРОГЕ БЕДСТВИЙ И УТРАТ НА БИТВУ ПРОТИВ ВСЕХ ВОИНОВ ИРЛАНДИИ И Я ИДУ.

22
Кухулин собирается на битву, несмотря на неблагоприятные знамения и на уговоры друидов и женщин.
"Милый мальчик мой," говорит ему Кадбад " подожди ещё один день, не нападай на ирландское войско и чары твоих врагов развеются."
"Милый наставник," отвечает Кухулин "теперь я не вижу больше причин оставаться в живых: имя моё опозорено, гейсы мои нарушены и НИав отпустила меня на бой."
"То был обман, о Кухулин," воскликнула Ниав " этого я не разрешила бы тебе за всё золото мира. Бадб дочь Калатина приняла мой облик, чтобы погубить тебя. Останься со мной, дорогой мой друг."
Но Кухулин не поверил всем этим речам и приказал Лаэгу подвести коней и подготовить колесницу.

24
Несмотря на новые знамения Кухулин собирается на войну.

25
Приближаясь к Эмайн, К. видит, что она со всех сторон окружена полчищами врагов. "И казалось ему, что разрушена светлица Эмер и сожжён дом Красной Ветви и вся Эмайн охвачена пламенем.
"Горе мне, о Катбад," молвил Кухулин. "Ты задерживал меня, смотри же какой урон нанесён Эмайн и всей нашей пятине."
"Ах сынок," отвечал Катбад. "Это призраки довели тебя до безумия. Не видно во всей округе никаких военных отрядов, лишь трава и листва."
Кухулин не верил словам Катбада, пока не достиг Эмайн.

26
Эмер приглашает Кухулина войти в дом. Он говорит, что не сделает этого,пока не отомстит ирландцам за раззорение Маг Муиртемне и за морок, наведённый на него по дороге в Эмайн. Он прощается с Эмер и другими женщинами.

27.
Кухулин прощается с матерью. Новые злые знамения. "Нарушены мои гейсы,...на этот раз мне не уйти живым от ирландских воинов. Катбад снова просит Кухулина подождать ещё немного.
"И всё же я не буду ждать," отвечает Кухулин " видно вышел мой срок, пришло моё время. Я не променяю честь и боевую славу на преступную ложь. Я не избегал битвы с тех пор как взял в руки оружие.(...) Слава лучше позора.

28.
Новое видение: прекрасная девушка стирает окровавленные одежды Кухулина. Катвад снова начинает отговаривать Кухулина, но тот остаётся непреклонен, т.т. не видит выхода: "Если я останусь ждать,это будет преступно, если отправлюсь на войну, это будет гибельно. О как печальна для меня эта разлука, как мучительно прощание!"

29
И он уверовал в истинного Бога.

30.
Встреча со старухами. История с собачьим мясом. Бадб бросает в него вертел, но он метнул его обратно и пробил им ведьму насквозь. "Так и вернулась она к ирландцам, с торчащим из неё
вертелом.":)

31.
Кухулин приближается к ирландскому войску. Двадцать семь поэтов просят у него копьё. Кухулин бросает в них копьё и убивает всех, после чего Лаэг подбирает копьё и друзья продолжают путь.

32.
Лугайд сын Ку Рои отправляется на разведку. Он сообщает ирландцам о приближении Кухулина ( очень красивая ритмическая аллитерированная проза).

33
Стиль повести становится всё более торжественным. Лугайд призывает ирландцев выйти на бой. Войско строится в боевой порядок, медб раздаёт трём королям копья детей Калатина.

34
Облик Кухулина искажается, он как бы становится воплощением смерти.

35.
Кухулин нападает на ирландское войско на серпоносной колеснице.

36
Вечером друзья удаляются, не получив ни единой раны. Вскоре они снова нападают на ирландцев. На этот раз Кухулин осыпает их камнями из пращи. Ирландское войско дрогнуло. "Оно было подобно стаду коров, терзаемому в жаркий день слепнями."

37
Медб призывает ирландских героев сражаться. Два короля выступают вперёд и бросают копья Вулкана. ранен Серый из Махи, тяжелую рану получает Кухулин.
Кухулин замешкался и, пользуясь этим всё ирландское войско стало поспешно отступать

38-39
Кухулин прощается с Лаэгом и убеждает его вернуться в Эмайн. Затем он снова нападает на ирландское войско и наносит ему большой урон.

40
Медб обращается к Лугайду сыну Ку Рои: "Ты поклялся, Лугайд, что сразишь Кухулина копьём Вулкана."
"Чтож, я сдержу слово." -ответил Лугайд и метнул издалека страшное копьё, ранив им второго коня Кухулина-- Вороного с Чудесной Равнины. Вороной упал, Серый из Махи так же был ранен, поэтому Кухулин выпрыгнул из колесницы и бросился на врагов. Никто не решился сразиться с ним, все в страхе разбежались в разные стороны. Из живота Кухулина вывалились кишки и он упал, запутавшись в них. "белая пелена смерти окутала его." Поддерживая внутренности рукой, он побрёл к недалёкому озерзу и омыл в нём свои раны.

41
Когда Лаэг увидел, что ирландцы бегут, он поспешил к Кухулину и помог ему перевязать раны. Выдра вышла из воды и стала пить кровь Кухулина. Из последних сил Кухулин убил её.
"Слава тебе, Кухулин," молвил Лаэг "ты ещё отомстишь воинам Ирландии."
"Горе мне," ответил Кухулин "не убью я больше ни человека ни зверя: когда то мне было предсказано, что пёс (т.е. выдра--по ирландски водяной пёс) будет последним, кто умрёт от моей руки. (...) О Лаэг, помоги мне дойти вон до того стоячего камня, там я хочу встретить смерть (...) положи рядом со мной щит и копьё. Если ирландцы увидят меня таким, они не осмелятся подойти ко мне и обезглавить меня, а тем временем вернётся Коналл." Так и было сделано. И со смертью Кухулина "погибла боевая слава и военная чeсть Ирландии."
После смерти Кухулина Лаэг какое то время стоял у камня. Из тумана к нему Bышел Вороной. Лаэг подошёл к коню и и вытащил из его раны копьё. Сев на Вороного верхом, он поехал в Эмайн.

42
Три дня ирландское войско стояло против Кухулина, не решаясь даже стрелять в него. Серый из Махи охранял тело хозяина, отгоняя от него псов и диких зверей. наконец, на разведку отправилась Бадб дочь Kалатина. В облике вороны она закружилась над Кухулином и, трижды закричав, опустилась на куст неподалёку от камня.

43
Ирландцы обступили Кухулина и отрубили ему голову и правую руку. При этом меч, выпавший из руки героя , искалечил 30 человек. Голову Кухулина было решено отдать Эрку сыну Кайрпре, королю Миде, после чего всё войско разошлось по домам.

44
Всё это время Эмер стояла на крепостной стене, ожидая вестей от Кухулина. Наконец, она увидела, как к Эмай медленно приближается одинокий всадник на раненом коне. " Это Лаэг на Вороном, значит, Кухулин и Серый из Махи приняли смерть на поле боя." В Эмайн плачут. Лаэг и Эмер приходят в Дун Делган, к месту гибели Кухулина.

45
Коналл Победоносный возвращается в Ирландию. Леборхам сообщает ему о смерти Кухулина.
"Какая страшная весть," молвил Коналл "она поразила меня в самое сердце. Эй, подайте мне коней, подготовьте мне колесницу, хочу я посмотреть сколько ирландских воинов убил мой воспитанник на равнине Муиртемне!"
По дороге в Эмайн Коналл так нахлёстывал коней, что один из них упал мёртвым. Тогда Коналл вскочил на другого коня и продолжил путь верхом. "Он был третьим ирландским воином, который ехал верхом, после Луга в битве при Маг Туйред и Суалтайма в Войне за Быка."

46.
На равнине Муиртемне Коналл насчитал десятки тысяч трупов. К нему подошёл Серый из Махи и Коналл заговорил с ним , как с человеком. Но Cерый был охвачен безумием, он вдруг отпрянул, помчался прочь и бросился в озеро.

47
Коналл подходит к телу Кухулина. Эмер предлагает похоронить мёртвого героя, но Коналл решает сначала отомстить врагам и отбить у них голову Кухулина.

48
Коналл встречает Лугайда сына Ку Рои. Они договариваются о поединке на равнине Аргетрос.

49
На переправе Коналл встречает отряд коннахтов. "Кто вы, о воины?" спросил Коналл.
" Перед тобой Майне Доброе Слово, любимый сын Айлиля и Медб, королевич Коннахта!"
"Как я рад встрече с тобой, Майне, ведь это ты убил Кухулина?"
"Да, его убил я." ответил Майне.
"А я убью тебя!"
Коналл убил Mайне и его спутников. Затем он срубил в соседнем лесу толстую суковатую ветвь и насадил голову королевича на один из сучьев. Поклявшись мстить до тех пор, пока на каждом суку не будет по голове врага, он поехал в Тару.
50
Тем временем король Тары Эрк сын Каирбре купался в бочке.
"Как хорошо мне," говорил он "не oсталось в Уладе ни защитника ни мстителя после смерти Кухулина."
эти слова услышал посол Уладов по прозвищу Бритая Голова. "Неправда!"--сказал он, гордо вскинув голову. "Остались ещё Конхобар с сыновьями, да Коналл с сыновьями, да Фергус с дружиной и прочие герои. Есть ещё у нас мстители!"
"Клянусь," воскликнул Бритая Голова " что мы ещё обойдём все пятины и соbерём заложников с тебя и с других королей!"

Эрк схватил камень и с силой метнул его в улада. Но Бритая Голова пригнулся и камень просвистел у него нед головой. Тут Бритая Голова выскочил в окно и с оружием в руках пробился из Тары на равнину. Вскоре он увидел одинокого всадника и узнал в нём Коналла Победоносного. Улады сердечно приветствовали друг друга.
"Что нового в Таре, о Бритая Голова?"-спросил Коналл.
"Эрк сын Kаирбре сидит сейчас в бочке для мытья и ведёт он дерзкие речи, говорит, что не осталось больше в Уладе ни защитника ни мстителя после гибели Кухулина."
"Он ошибается," сказал Коналл " ибо есть ещё я, защитник и мститель."

51
вдвоём подошли они к Таре и увидели на поле перед крепостью каких то людей, увлечённых игрой. Маэл и Мидна, два вождя из дружины Эрка, играли головой Кухулина, пиная и швыряя её как мяч.
"Что там у вас?" спросил Коналл.
"Разве ты не слышал о том, что ирландцы убили Кухулина на равнине Муиртемне?"
"Слышал."-ответил Коналл.
"Так вот она, его голова! Она у нас теперь заместо мяча!"
"Не по нраву мне ваша забава," молвил Коналл. "Своими головами заплатите вы за такую игру."
Он зарубил Маэла и Мидну и насадил их головы на крючья шеста.
"Не позволю вам глумиться над головой моего друга!"

52
"О Бритая Голова," обратился Коналл к своему спутнику. "Отправляйся теперь в Улад, возьми с собой голову Кухулина и передай её Эмер.
"Я выполню твою просьбу," ответил Бритая Голова " хотя проще было бы мне каждый день и каждую ночь убивать по сотне врагов."

Бритая Голова пришёл в Дун делган и отдал голову Кухулина Эмер.
"И Эмер прижала её к груди, и целовала её в уста, и пила её кровь и обернула голову Кухулина шёлковым покрывалом.
Жизнь моя стала теперь безрадостна, а раньше все женщины Ирландии и Альбы завидовали мне: много драгоценностей и сокровищ из разNых стран добывала мне сила и слава Кухулина. Много королей и вождей, витязей и воителей пало под ударами рук твоих, много птиц и зверей сразили руки твои, много сокровищ и богатств роздал и раздарил ты мудрецам и филидам. (...) Когда-то страшный сон предвестил мне твою гибель. Мне привиделось, что пали стены Дун Делгана, я увидела , что разбит щит Кухулинa, переломлены его копьё и меч (...) ..."
Лаэг и Эмер оплакивают Кухулина. Лаэг клянётся, что не будет больше служить ни одному герою. Он передаёт Эмер последнюю просьбу Кухулина: "Если Эмер захочет выйти замуж, она должна будет выбрать себе мужа только из Уладов."

53
Убив Маэла и Мидну, Коналл вызывает Эрка "на разговор". "И поднялся Эрк, и вооружился , и подготовился к бою, и вышел из крепости, взяв с собой трёх сильных воинов.
"В добрый час, о Эрк!" сказал Коналл. "Хорошо ли тебе после гибели Кухулина?"
"Хватит играть словами!" воскликнул Эрк. "Удар за удар, смерть за смерть!"
"Я не возьму с тебя виру ни золотом ни другим добром, но прибавлю твою голову к другим головам."

Стиль повести снова становится всё более торжественным, усиливается игра аллитераций и ритмов. Коналл побеждает Эрка и его спутников, затем он врывается в Тару и убивает ещё несколько сотен врагов.

54-57
Коналл разьeзжает по Ирландии и мстит убийцам Кухулина, насаживая на крючья шеста всё новые головы. Он встречает и детей Калатина и вступает с ними в бой. Никакая магия, никакие дьявольские уловки не спасают детей Калатина.
В лесу Аргетрос на Коналла нападает дружина Лугайда сына Ку Рои. Коналл побеждает её в ожесточённом бою. Затем он встречается с Лугайдом на равнине Аргетрос ,убивает его и присоединяет его голову к прочим, насаживая её на последний свободный крюк.

58
Коналл возвращается в Дун Делган. Эмер и Коналл хоронят Кухулина "И поставили они камень над могилой Кухулина и начертали на нём его имя и оплакали его. И так заканчивается СМЕРТЬ КУХУЛИНА."

22:34 

АББАТ ИЗ ДРУМЕНАХА
Перевод сделан вручную

Некий муж, аббат из Друменаха, задумал устроить на Паcxу большой пир. После того как всё было готово, он вышел из бруйдена и поднялся на высокий красивый холм неподалёку от селения. А выглядел этот муж вот как: на голове его была ладная славная шапка, широкая шёлковая рубашка доходила до колен, великолепная, весьма красивая туника была надета на рубашку, а поверх туники
был тёмно-красный складчатый плащ. В руке этот муж держал дивный меч с золотой рукоятью. Поднявшись на вершину холма, он улёгся на землю и заснул.

Когда же он пробудился от сна, то первым делом захотел взять свой меч, но нашёл на том же самом месте "орижие женщины"--прялку. Вот как стал он теперь выглядеть: женское льняное платье до земли, а на голове женская причёска--длинные локоны золотистых волнистых волос, мягких и красивых. Когда же он прикоснулся к своему лицу, то не ощутил на нём ни усов ни бороды. И провёл он рукой между бёдрами своими и обнаружил там признаки женские. Но не поверил он сперва всем этим различиям и подумал, что это игра морока или колдовства. И тут явилась некая старая женщина, грубая и отвратительная, словно языческий идол, косматая, седая и большеглазая. И сказала она: " О милая молодая девушка, кто ты и почему ты стоишь на этой вершине одна в такой поздний час?"
Горько стало ему от этих слов, горестно. И вот что ответил он: Не ведаю я теперь куда мне пойти и что делать, ибо если приду я к своим людям, то не узнают они меня, если же пойду прочь, то поступлю незаконно ибо не подобает женщине бродить одной. Так лучше уж мне скрываться под землёю, пока Бог не заберёт мою жизнь, ибо это Он изменил мой вид и исказил мой облик. Но, хотя и преобразил Бог моё тело, приношу клятву свою перед ликом Создателя, что не казнил я людей, нiкого не предавал; что не чинил оскoрблений ни Колоколу, ни Посоху, ни Реликвии; что не вредил я церкви и не творил зла и что не было ни у кого недовольства мною или аббатством моим."

Вслед за тем он взошёл на высокую величественную вершину холма, и плакал печально, и громко горестнo рыдал. Вот что говорил он, поднявшись наверх: "Увы, теперь поглотит меня земля, ибо не ведаю, куда пойти и что делать."

И она (т.е. девушка бывшая аббатом) спустилась вниз по западному склону холма и достигла окрестностей Кромглинне--монастыря, стоявшего к западу от Друменаха. И на лугу перед селением встретился ей некий высокий витязь, видный и воинственный. Любовь к девушке, необьяснимая и неодолимая, охватила его и внял он жалобам её, и стал ей другом и заступником. После того, как они провели вместе ночь, витязь спросил у девушки, кто она такая и из каких краёв она пришла. Но девушка ответила, что не может открыть ему этого. " А я," -сказал воин,-"не скрою от тебя своего доброго имени, ибо я--настоятель этого монастыря, который зовётся Кромглинне. Два года назад моя жена умерла. Станешь ли ты мне милой подругой вместо неё?"
И вот они пошли к дому настоятеля и все домочадцы оказали девушке добрый дружеский приём. Шесть лет была она замужем за настоятелем и родила ему семерых детей.

Однажды к настоятелю пришёл посланник из Друменаха и пригласил его отпраздновать Пасху. Жена пошла вслед за ним, мимо того холма, на котором был преображён её облик. И тут, у холма, на неё напал сон (а настоятель со своими людьми уже ушёл вперёд, к церкви). А когда женщина пробудилась от сна, то к ней вернулся её истинный вид. И обнаружил аббат могучий, украшеный золотом меч у колена своего и сказал: "Господи всемогущий (...)." И пошёл он после плача великого в жилище своё и сказала ему жена его: "Долго же не был ты дома!"

Эта удивительная история была рассказана в пиршественном зале. Вначале никто не принял её на веру, ибо жена сказала, что со времени ухода аббата прошло меньше часа. Однако, после того, как было приведено много различных доказательств, истории поверили. Что же до детей, то было решено разделить их: одного милого маленького мальчика передали на воспитание настоятелю, а остальных детей поделили поровну между собой.

18:45 

1.
Однажды, жители Клонмагнойса собрались возле церкви. И вот, стоят они там, разговаривают и вдруг видят: пролетает над ними корабль под парусом--плывёт по небу будто по морю.. А люди на корабле заметили под собой селение и собравшийся народ и бросили якорь. Якорь упал посреди монастыря и клирики подняли его. Из корабля вышел человек, чтобы достать якорь. Он как будто нырнул в воду и плыл по воздуху, как по воде, пока не добрался до якоря. Но тут его подхватили монахи.
"Ради Бога, отпустите меня!"-закричал им человек с корабля. "Я ведь утону!"
И он снова всплыл в небо и, забрав с собой якорь, поплыл назад к кораблю. Всё.


2.

Один набожный монах прибыл в Ирландию с востока, чтобы подвижничать с Комгаллом Бендкайром. Каждый подвиг, что совершал Комгалл, совершал и монах-чужеземец, но только до половины. Тогда Комгалл вошёл, по пояс, в горячий источник и стал распевать псалмы. Вошёл в воду и монах-чужеземец, но верхняя половина его не выдержала холода, в то время как нижняя его половина
не вынесла жара горячей воды, таk что не смог больше сей монах подвижничать вместе с Комгаллом. Всё.

15:15 

ИСТОРИЯ ГРИФИДА СЫНА КИНАНА

(Его рождение)

Во дни Эдварда короля Логрии и Терделаха короля Ивердона, в Ивердоне, в городе Дувлине, родился Грифид, король Гвинеда. Он вырос в области Коломкелл, в месте, что зовётся по гвидельски Сурт Коломкелл. Его мать и кормилица жили в трёх милях от этого места.



(его родители)

Его отцом был Кинан король Гвинеда, а матерью Рагнелл, дочь Авлойда, короля города Дувлина и пятой части Ивердона. Таким образом сей Грифид был благороднейшим мужем королевского рода и высокого происхождения—родословная его родителей подтверждает это. Ведь Грифид был сыном короля Кинана сына Яго, сына Идвала, сына Элисседа, сына Мейрига, сына Анараута, сына Родри, сына Этилл дочери Кинана из замка Диндайтве, сына Идвалдера, сына Кадваладра Благословенного, сына Кадваллауна, сына Кадвана, сына Яго, сына Бели, сына Майлгуна, сына Кадваллона Длинной Руки, сына Эниауна Ирта, сына короля Кунеды, сына Эдерна, сына Падерна Алого Плаща, сына Тагита, сына Яго, сына Гвидауга, сына Кейна, сына Горгейна, сына Доли, сына Гурдоли, сына Двина, сына Гордвина, сына Анверита, сына Онерита, сына Диунга, сына Брегвейна, сына Эдвейна, сына Аваллаха, сына Авлеха, сына Бели Великого.

Родри Великий, сын Мервина Вреха, сына Гвирата, сына Элидира, сына Сандева, сына Алкуна, сына Тагита, сына Гвейра, сына Дука, сына Ллеварха Старого, сына Элидира Лледанвина, сына Мейрхиауна Гула, сына Горуста Ледлума, сына Кеней, сына Коела Годебауга, сына Теквана Глофа, сына Дехевейнта, сына Урбана, сына Града, сына Риведела, сына Ридейрна, сына Эйдерна, сына Эйдиганта, сына Эвдоса, сына Эвдолена, сына Aваллаха, сына Авлеха, сына Бели Великого, сына Mаногана, сына Энейт, сына Кервита, сына Кредона, сына Девенарта, сына Предейна, сына Аэта Великого, сына Антониуса, сына Сейрйоела, сына Гуруста, сына Риваллауна, сына Регат дочери Ллира, сына Руда, сына Блайдуда, сына Лливелита, сына Брутуса Зелёного Щита, сына Менгира, сына Марауга, сына Ллокринуса, сына Брута князя из Рима, сына Силуйуса, сына Асканиуса сына Энеаса Белого Щита, сына Анхисеса, сына Каписа, сына Ассарагуса, сына Тройса, сына Гериктониуса, сына Дардануса, сына Юпитера, сына Садурна, сына Келиуса, сына Кретуса, сына Киприуса, сына Иавана, сына Иафета, сына Ноя, сына Хема, cына Ламеха, сына Мафусалена, сына Еноха, сына Иарета, сына Малалееля, сына Кайнана, сына Эноса, сына Сета, сына Адама, сына Бога.



(родословная его матери)

Родословная Грифида со стороны его матери: король Грифид был сыном Рагнел дочери Авлойда, короля города Дувлина и пятой части Ирландии, и острова Манау, что раньше был при Острове Британия. Авлойд был королём многих других островов: Денмарка, Галоуэя, Рена, Мона и Гвинеда, где он построил могучий замок, вал и ров которого видны и поныне. Место это зовётся «Замок Короля Авлойда», а по камбрийски «Бон-и-Дом». Этот Авлойд был сыном короля Ситрига, сына Авлойда короля Куарана, сына Ситрига, сына короля Авлойда, сына короля Харвагира, сына короля Денмарка.

Да будет известно, что Харальд Харвагир и два его брата были сыновьями короля Лехлина. И его брат Алин был известнейшим и наисвятейшим королём во всём Денмарке, но вождь Тюр убил его в сражении. И когда он хотел сорвать с его шеи большую золотую гривну (раньше у королей и знатных людей заведено было носить гривны), обе руки Тюра прилипли к этой гривне, а колени прилипли к животу. Это было первое чудо из тех, что Бог совершил для короля. И с того дня до нашего времени Алина почитают во всём Денмарке. Много церквей построено во имя его и на славу Денмарку, в особенности моряки взывают к нему и молятся ему, и приносят ему множество жертв, если им грозит опасность в море.

А убивший короля вождь стал с того времени зваться Туркиаул, ибо он погубил неповинного человека.



Да будет известно, что три вышеупомянутых брата вышли, вместе с королевским флотом, в военный морской поход. И, наконец, они прибыли в Ивердон. Однако, Харальд Харвагир уже вторгся до них в Ивердон с очень большим войском. И он кружил по Ивердону и убивал его жителей и обращал их в бегство и покорил от края до края. И он построил город Дувлин и много других городов, замков и крепостей и, таким образом, он сплотил и укрепил своё королевство.



И первого из братьев он поставил в одном из построенных им городов (что зовётся на их языке Портларг) и потомки этого брата стали, с тех пор, королями сего города и они правят там по сей день. Харальд же правил всем Ивердоном и островами Денмарка, которые находятся в море, напротив оконечности Острова Британия, подобно тому, как острова Киклады лежат между Морем Тирен и Денмарком.

Третий брат, а именно Родульф, повёл свои корабли во Францию и там он утвердился, и одолел франков в битве. И он завоевал большой удел Франции, который теперь зовётся Нормандией, ибо в нём обитают люди Норвей (это такой народ из Лехлина). Сия земля поделена была на 12 частей, по числу баронов и вождей, первыми прибывших в удел Франции, который зовётся Бретань или Ледау.

Они построили там много городов. Так Родум зовётся по имени его строителя Родульфа, подобно тому как Рим назван по имени Ромула, а Реймс от Рема. Родульф основал, также, много других городов, замков и крепостей. От него произошли короли норманнов, которые завоевали Логрию в сражении, то были Гвилим и два его сына, унаследовавших эту страну: Гвилим Длинный Меч, Генри и его племянник Эстефан. Они были современниками короля Грифида.

Вот какова родословная Грифида от матери и от отца.

Теперь о его бабушке: матери его матери. Король Грифид был сыном Рагнел, дочери Майлкоркре, дочери Дунлуга сына Тетела короля Лайне—одной из пятин Ивердона. А Слайни, мать короля Авлойда, была дочерью Бриена, короля Мувана (т.е. двух пятин Ивердона). Матерью же Ситрига была Гурмлах, дочь Мурхата короля Лайне. У того было и три славных сына: Дункат король Мона, Ситрик король города Дувлин и Мойлхелен король Миде. Сыном этой королевы от Мурхада, короля Лайне был Маэлмора.

У короля Грифида было два единоутробных брата,--короли Улада. Первый, Рагналл сын Матгамайна, за полтора месяца отважно завоевал 2 пятины Ивердона. Он был прекрасным прыгуном, ни один гвидел не мог превзойти его в прыжках. Конь его по имени Исилмах славился своей быстротой (таков был и Киннар конь Ахелару и Букевал, конь императора Александра). Другим братом Грифида был король Улада Этимахгамин.

Завершив мирскую родословную предков короля Грифида, перейдём к его божественной родословной. Вот как говорит о его происхождении(равно как и о происхождении каждого человека) святой отец, приводя в пример слова из псалтыри: «Все вы боги и сыны Всевышнего все вы.» Таким образом Грифид был сыном Кинана сына Адама сына Бога.

(пророчество Мирдина)
Теперь, когда мы восславили Грифида по его мирской и божественной родословным, мы изучим то, что сказано о нём в пророчествах Мирдина, барда британцев. Итак, вот что предсказал о нём Мирдин:

Предречён блистающий вождь

От моря придёт он на бой

Имя его: разрушитель, раззоритель великий.

Вот то же самое по латыни:

„Saltus ferinus praesagitur uenturus de mari insidiaturus cuius nomen corruptor, quia multos corrumpet.“

О любимейший камбрийский прорицатель! Памятен нам король Грифид по этой славной мирской родословной и по предсказанию Мирдина!
По окончанию сего, изучим теперь, поскорее, его деяния, как передают их нам старинные сказания. И пусть автором и помошником в этом деле будет Христос, а не Диана и Аполлон.

(его юность)
Когда Грифид был ещё добронравным и благовоспитаным юношей, он проводил молодые годы в доме матери, среди её народа. И мать ежедневно расказывала ему о том, что за человек был его отец и какие владения принадлежали ему, и что за королевство, и как в его стране поселились захватчики. Услышав всё это, Грифид тяжело переживал и много дней был печален. И тогда он пошёл ко двору короля Мурхада и пожаловался (главным образом ему, но также и другим королям Ивердона) на то, что королевством его отца правят чужестранцы. И не шутя попросил он оказать ему помощь, дабы вернуть отцовские владения. И короли пожалели его и пообещали помочь ему, когда придёт время. Он же, услышав такой ответ, очень обрадовался и возблагодарил Бога и самих королей.

(плавание в Гвинед)
Он тут же взошёл на корабль и, подняв паруса, направился с попутным ветром, в Камбрию и прибыл в порт Аберменай. В то время Трагеарн сын Карадауга и Кенвриг сын Риваллауна, королишки из Поуиса, незаконно и несправедливо распоряжались в Гвинеде, поделив его между собой. И Грифид послал гонцов к людям Мона и Арвона , к трём сыновьям Мервида из Ллейна т.е. к Асеру, Мейриауну и Гугану и к другим знатным людям. Он просил их незамедлительно явиться к нему для переговоров. И они пришли без всякой задержки и приветствовали его, и сказали ему: «Добро пожаловать!» И он упросил их всеми силами помогать ему вернуть владения его отца (ибо он был их законным господином) и стойко сопротивляться самозванным правителям, явившимся из других земель.И когда переговоры закончились и совет разошёлся, Грифид снова пустился в путь по морю. Он направился к замку Рудлан, к Роберту Рудлану—славному , смелому и сильному барону, племяннику Хю, ярла Кайра. И он попросил его о помощи против его врагов, захвативших владения его отца. И когда Роберт услышал , кто был Грифид и с чем он пришёл, и чего он просит, он пообещал помочь ему.

(пророчество Тангвестил)
И тогда к Грифиду пришла его родственница, мудрая женщина по имени Тангвестил, жена Лливарха Олбуха. Она приветствовала своего родича Грифида и предсказала ему, что он станет королём. И она подарила ему тончайшую, превосходнейшую рубашку и тунику, сделанную из плаща короля Грифида, сына Лливеллина сына Сейсила, ибо её муж Лливарх был его постельничьим и казначеем.

(покорение Гвинеда)
Вслед за тем Грифид взошёл на свой корабль и возвратился в Аберменай. Оттуда он послал войско сыновей Мервида (они были тогда в святилище Келлинауга), покарать людей Поуиса, угрожавших им. А других знатных людей из их племени, да 60 отборных воинов из Тегейнгла (т.е. из владений вышеупомянутого Роберта), да 80 воинов с острова Мон он послал в область Ллейн, на бой с захватчиком—королём Кенвригом. И они двинулись оттуда, и внезапно напали на Кенврига, и убили его и многих его людей. Грифид тогда оставался в в упомянутой выше гавани Аберменай, ожидая исхода их предприятия. И сначала к нему поспешно пришёл юноша из Арвона по имени Эйниаун, он первым принёс добрую весть о смерти захватчика и попросил в награду красивую женщину по имени Делат, которая раньше была подругой короля Влейдина, подобно тому , как некий юноша, сын человека из Амалеха, прибежал к Давиду в страну Филистим из битвы , что произошла у горы Гелбоэ и принёс с собой скипетр и браслет короля Саула, и обрадованый Давид подарил ему сей браслет, в награду за добрую весть.

Вслед за тем вернулись с победой и все те, кто отправился в набег.То было доброе знамение. Они сразу же убедили Грифида возглавить их и покорить Мон, Арвон и Ллейн и области граничащие с Логрией и подчинить их жителей. И так Грифид выступил в поход и объехал весь Гвинед, владения его отца, которые Бог милостью своей отдал в его руки. И, когда Грифид совершил всё это, то, побуждаемый соратниками, он повёл большое войско в область Мерйонид, откуда грозил ему Трагеарн, второй захватчик. И в ближней долине между ними произошла битва, в местности, что зовётся, по причине сего сражения, Гвайт Эру или Тир Гвайтлит.В тот день Бог послал победу над врагами его, и многие пали со стороны Трагеарна., а сам он, опечаленый, с горстью людей, едва спасся, в страхе, из этой битвы. И Грифид со своим войском гнался за ним по равнинам и горам, до самых границ его собственной страны.

По сему случаю Грифид прославился и ,отныне, заслуженно звался королём Гвинеда. И возрадовался он, герой, идущий своей дорогой, избавив Гвинед от королей, владевших страною не по праву и пришедших из других земель, словно Иуда Маккавей, избавивший земли Израэля от нападавших на них языческих королей и соседних народов.

И, совершив все эти дела, Грифид принялся обустраивать своё королевство и править его жителями, и правил он железным посохом во славу Господа.

(осада замка Рудлан)
Прошло немного времени и, побуждаемый знатными людьми его страны, Грифид собрал большое войско и пошёл на замок Рудлан, воевать с кастеляном Робертом и другими жестокими рыцарями, которые прибыли из Франции в Логрию, а оттуда подступили к пределам Гвинеда, дабы захватить их. И, построив войско, подняв знамёна, он ворвался в замок, сжёг его и взял большую добычу. Много доспешных франков попАдало тогда с коней и полегло много пеших и лишь горсть из них едва спаслась в башне. И когда король Ивердона и его бароны услышали об успехах Грифида, их воспитаника и родича, они очень обрадовались.

(битва при Брон-ир-Эру)
И вслед за тем, три сына Мервида и все люди Ллейна обьединились против Грифида, их законного правителя, и ночью перебили в жилищах той страны 52 гвиделов, рыцарей из свиты Грифида. И когда об этом услышал Трагеарн, то он, изгнаный и побеждённый, очень обрадовался раздору между Грифидом и его подданными. И он тут же пошёл к людям Поуиса и убедил их поставить его во главе их и вторгнуться с войском в Гвинед, мстить за его родича Кенврига. И Гургенай сын Сейсилла, король Поуиса, обьединился с Трагеарном и его ратью, в едином стремлении покорить королевство. И когда об этом услышали три сына Мервида и люди Ллейна, то они, словно подлые изменники, предали Грифида, их законного короля, и пришли на помошь своим врагам и привели их в свою страну.
И два брата с острова Мон: Тидер и Голлвин, поступили также, хотя они и получили (до того) большую награду от Грифида в Келленауг Мор. И когда Грифид услышал о предательском союзе, который его собственные подданные заключили с его врагами, он двинулся на них с мужами Мона и Арвона и с немногими датчанами и гвиделами, и произошла великая битва. Обе стороны понесли большие потери. Из войска короля Грифида многие погибли или попали в плен, как его воспитатель Керит и вождь гвиделов Марудри, правитель Крук Бренана (место это, окружённое девятью областями, находится на горе Св. Брендана, дивного отшельника). И из лучших людей Острова Мон пало 70 человек. Король Грифид сражался на коне. Сверкающим мечом разил он изменников и врагов, словно король Фригии Агамемнон в битве при Тро. И тогда главный предатель Тидер, юноша с острова Мон, напал на Грифида, когда тот отвернулся. И, взмахнув мечом, он ударил его сзади, повыше седла. И когда это увидел Гвенку, барон с острова Мон, он выволок Грифида из сечи, вопреки его воле, и доставил его на корабль, что стоял в Аберменай. И оттуда они поплыли к острову Ардон, к острову тюленей. И затем они прибыли к Озеру Гармаун в Ивердоне.

И с того времени по сей день место битвы зовётся Брон-ир-Эру или Эру-ир-Аллт. Но пусть читатель не удивляется,-- у князей бывают не только победы, но и поражения, здесь же с самого начала было предательство. Так же и народ Израэля предал своего законного короля и правителя Иуду Маккавея в руки несправедливого короля Деметрия. Воитель Бога подобный гиганту и льву славно отомстил обеим сторонам.
Улкессар, император Ривейна, после победного завоевания всего мира, был предательски убит копьями сенедвиров Ривейна в Кабидедлии.
Также и Артур, король королей Острова Британия, знаменитый и славный герой, давший 12 великих битв против саксов и пиктов, в первой из этих битв был , по причине предательства, разбит и бежал в Кайр Луиткойт т.е. в Город Серого Леса. Однако, в других битвах он победил и, хотя был уже стар, сполна рассчитался со своими недругами, саксами и пиктами.

(новый поход)
И после того, как Грифид прибыл в Ивердон, он с горечью пожаловался королю и его князьям на предателей и изменников. Те и сами были возмущены и убедили Грифида скорее вернуться обратно. И был снаряжен флот с воинами и припасами. И тогда Грифид вернулся в свою страну. Он взбороздил глубокое море с 30 кораблями, полными гвиделов и датских мужей. Они высадились в Аберменай и обнаружили, что страной снова правит Трагеарн. И когда Трагеарн услышал о прибытии королевского флота, то он опечалился и расстроился, ужас и трепет охватили его. И он увёл людей Ллейна и Ардидви, всех, кого только мог собрать, вместе с их добром, в область Мейрионид. А Грифид и его войско захватили другую часть Гвинеда,-- земли от Ллейна и Арвона до острова Мон оказались под защитой Грифида. Но затем датчане , дружинники и родичи Грифида разгневались, ибо они не получили того, что им было привычно и того, что Грифид обещал им. И они разграбили бОльшую часть Острова Мон и вернулись в свою страну с кораблями полными людей и богатств , и они забрали Грифида с собой, против его воли. Предательство камбрийцев было тогда не меньшим, чем измена датчан.

норманны опустошают Гвинед)
Вслед за тем великое зло, большое горе пришло в Гвинед. Ибо, недолгое время спустя, Хю, ярл Кайра и многие другие вожди , а именно: Роберт из Рудлана, Гварин из Амветига и Гваллтер ярл Хенворда собрали величайшее в мире войско рыцарей и пеших. И они захватили с собой Гургеная сына Сейссила и людей из Поуиса и, перебравшись через горы, дошли до Ллейна. Неделю стояли они лагерем в этой области и ежедневно раззоряли и грабили её и учинили там великое побоище. С того времени Ллейн на восемь лет обезлюдел. Жители этого края разбрелись по свету обедневшие и жалкие. И многие из них ушли изгоями в другие страны, но, годы спустя, лишь очень немногие возвратились в свой край. Это первое вторжение норманнов в Гвинед, после того как они пришли в Логрию, было страшнее любой чумы.

(договор с Рисом сыном Теудура)
И вот, после того как Грифид несколько лет провёл в Ивердоне, гостем короля Диермита и других знатных людей, он собрал, наконец, королевский флот Портларга, переданый ему Диермитом и полный датчан, гвиделов и британцев. И они переплыли через море (ветер им благоприятствовал и море было спокойным) и так Грифид прибыл в Порт Клайс, что неподалёку от Меневии. Рис сын Теудура, король Дехейбарта Камбрийского и епископ, и наставники и вся община Св. Деви и церкви Меневии пришли к нему в этот порт. И первым говорил Рис и он обратился к Грифиду с такими словами: «Славься Грифид, король королей Камбрии! Я примчался к тебе и вот, на коленях, прошу тебя о помощи и поддержке.»

«Что с тобою,» спросил Грифид «почему ты пришёл сюда?»

«Я Рис сын Теудура,» отвечал тот «до недавнего времени правитель этой страны, ныне же, едва спасшийся в этом убежище изгнанник и беглец.»

«Кто же изгнал тебя?» спросил Грифид.

«Господин,» сказал тот «три короля из трёх первейших земель Камбрии пришли со своими войсками в мой край и ежедневно раззоряют его.»

«Кто же,» спросил Грифид «те короли, столь воинственно напавшие на твою великую страну и на твой народ?»

«Карадауг сын Грифида из Гвента,» отвечал Рис «а с ним его гвентцы и воины из Моргануга и много арбалетчиков-норманнов. Мейлир сын Риваллауна, с ним воины из Поуиса. Король Трагеарн и воины Арвестли.»

Грифид зарычал от ярости, услышав имена врагов! И он спросил Риса, что тот отдаст ему, если он, Грифид, сразится с этими людьми.

«Конечно,» сказал Рис « я отдам тебе половину своих земель и, кроме того, я сам подчинюсь тебе.» И Грифид принял эти условия. И, после такого договора, они вместе пошли на молитву в церковь Деви. Там они стали верными союзниками и поклялись реликвиями.

(битва при Менид Карн)
Заключив такой союз и получив благословение епископа, Грифид выступил в тот же день со своими датчанами, гвиделами и множеством гвинедцев (их былo 160 человек, коих вёл Кендели сын Конуса с острова Мон). Вместе с ними шли Рис и немногие дехейбартцы, с радостью в сердце от сей помощи. И, после большого однодневного перехода, они подошли, вечером, к горе, у которой стояли войска королей, упомянутых выше. И тогда Рис сказал королю Грифиду: «Господин, подождём битвы до завтра, ведь сейчас уже вечер и день угасает.»

«Ты жди, если хочешь,» вздохнул Грифид « я же со своим войском нападу на них.» И стало так. И устрашились короли, когда увидели , как идут на них, с поднятыми знамёнами, победоносные воинства и разнообразные отряды короля Грифида: воины Денмарка с двуручными секирами, гвиделы с копьями и шипастыми булавами и гвинедцы с копьями и щитами. Грифид первым бросился в бой, подобно исполину и льву, он без устали разил неприятелей сверкающим мечом.Он воодушевлял своих людей смело сражаться и ни за что не отступать. Эта великая битва наших предков останется в памяти потомства. Крики сражавшихся поднимались к небу, земля дрожжала от топота конницы и пехоты, шум боя и частый перезвон оружия разносился окрест. Воины Грифида смело напирали, а их враги отступали и быстрыми потоками потекли кровь и пот от их ратного труда. Тут Трагеарну проткнули брюхо и он свалился на землю, хватая зубами молодую траву и вцепившись руками в наконечник (поразившего его?) оружия. Гвидел Гухарки зарезал его как свинью. Там же, вокруг Трагеарна, полегло 25 всадников из его дружины, иные были убиты до того. Многие тысячи врагов погибли, остальные показали спины и обратились в бегство перед воинами Грифида. Грифид же, по своему обыкновению, гнался за ними, со своей ратью, через леса и долины, болота и горы, в лунном свете ночи и на заре следующего дня. И лишь немногие враги спаслись из этой битвы в свою страну. И, после сего сражения, Рис испугался, что Грифид предаст его, и, под покровом ночи, он бежал от Грифида и его людей и с того времени он ни перед кем из них не показывался, отчего Грифид расстроился и приказал своим воинам раззорить земли Риса. И стало так.

Гора же, возле которой произошла битва, зовётся местными жителями Менид Карн, что значит Гора-Курган, ибо там есть большой каменный курган, под которым в прежние времена был похоронен доблестный герой.

И, учинив там великий разгром и раззорение, Грифид выступил на Арвестли и он oграбил и перебил его жителей и сжёг их дома и захватил в плен их женщин и девушек. Так он отплатил Трагеарну той же монетой. Затем он пошёл на Поуис где, по обычаю победителей, сразу же показал жестокость к своим врагам и не пощадил даже церквей. И, перебив врагов и совершенно раззорив их земли, он вернулся в свои владения, в страну его отца, дабы управлять ей и умиротворить её.

(пленение Грифида)
И вот, когда он стал править своим королевством, Мейриаун Гох (который был бароном) поддался искушению дьявола и переметнулся к Хю, ярлу Кайра и, таким образом, предал короля. Он предложил двум франкским ярлам, т.е. вышеупомянутому Хю и другому Хю, ярлу Амветига, сыну Ройдера из Замка Балдуина, взять с собой много всадников и пеших и придти в Крук, что в Эдейрнионе. И вот какими словами сей предатель обманул короля: «Господин,» сказал он «два пограничных ярла приветствуют тебя и просят тебя придти, с твоими чужеземными воинами, к ним на переговоры в Крук что в Эдейрнионе.» И Грифид поверил таким речам и пришёл к сему месту в его владениях. И, когда ярлы увидели его, они схватили его и его людей, и доставили его в тюрьму Кайра, в наихудшую темницу, и держали его в оковах двенадцать лет. Что же до взятых в плен чужеземцев, каждому из них отрубили большой палец на правой руке и, затем, отпустили восвояси. И другие, услышав об этом, разбежались. Как говорит Священное Писание: « Порази пастыря и рассеются овцы.»

(его портрет)



Соратниками и приближёнными Грифида рассказывается, что был он среднего роста, желтоволосый, с живым умом, круглым, приятного цвета, лицом, с большими красивыми глазами, красивыми бровями, пышной бородой, и округлой шеей. Кожа у него была светлая, руки сильные, пальцы длинные, ноги стройные, ступни соразмерные. Он был умён и знал разные языки. Был он благороден и добр к своим подданным, а к врагам жесток и в бою особенно ужасен.



(ярл Хю в Гвинеде)



Захватив Грифида, ярл Хю сразу же вторгся в его край с бесчисленными полчищами и, по обычаю франков, он построил повсюду замки и укрепления и стал в этой стране господином. Один замок он построил на острове Мон, другой в Арвоне, на месте древней крепости императора Кустенина, сына Констанса Великого. Ещё один замок он построил в Бангоре и ещё один в Мейрйониде. И он разместил в них рыцарей и пеших стрелков и они творили такое зло, какого там от начала мира ещё не бывало. И стон народный поднимался к Господу и Он слышал его.



(Бегство из плена. Прибытие в Ивердон)



Прошло 16 лет и Грифид был освобождён из плена. Ибо юноша из Эдейрниона по имени Кенвриг Гир пришёл с несколькими товарищами в Кайр, купить чего им было нужно. И, когда он увидел Грифида на городской площади, в оковах, то взвалил его на спину и скрылся с ним. И он, со своими товарищами, покинул город в полдень, когда жители обедали. И какое то время он укрывал Грифида в своём доме и снабжал его едой. Через несколько дней, когда Грифид окреп, Кенвриг доставил его на остров Мон и там ему помогал скрываться Сандев сын Айре. И, несколько дней спустя, Грифид взошёл на корабль, желая плыть в Ивердон, однако, встречный ветер принёс его в порт Ходни, что в Дехейбарте. Тогда Грифид сошёл на берег с девятью отборными соратниками, но один из них сразу же был убит. В тот день местные жители трижды нападали на Грифида и он трижды одолевал их, с восемью соратниками, и сам он убил одного из знатнейших витязей Дехейбарта. Так он отбился от них. И оттуда он выступил в поход и пришёл в Ардидви, не зная где ему укрыться от предательства франков. И тогда его увидели сыновья Голвина: Эгинир, Геллан, Мервид и Эднейт, и они сжалились над ним и помогли ему спрятаться в пустых пещерах. И. через несколько месяцев, к нему присоединилось 160 человек и они бродили по Гвинеду с места на место и наносили урон ярлу Хю, подобно королю Давиду сыну Исы из Бетлема во времена короля Саула. И, после того как сидевшие в замках франки увидели эти беспорядки, то они, да и местные жители тоже, стали преследовать людей Грифида в лесу и в поле, подобно тому, как гончие или борзые гонят усталого оленя. И понял Грифид, что ему не спастись и он взял у каноников Абердарона лодку и поплыл на ней в Ивердон. Оттуда он в начале месяца вернулся вновь в той же лодке и приплыл к устью той же самой реки от кототрой он отбыл. И оттуда он опять отправился в Ивердон.

( освобождение Гвинеда)
И там он держал совет, и поплыл, затем, на всех парусах, к островам Денмарка, к своему союзнику королю Готрею, просить у него кораблей, снаряжения и припасов. В поисках помощи он впервые решил довериться ему. И Готрей поддержал его, с сочувствием и заботой он помог ему в бедах. И оттуда Грифид повёл 60 кораблей и прибыл с ними к острову Мон, собираясь, вместе с воинами островов, сражаться за замок франков. Однако, местные жители были им большой помехой. И произошёл бой, яростный и жестокий, и продолжался он с утра до вечера и многие из храбрейших людей пали первыми с обеих сторон. И Грифид ринулся в схватку из рядов своего войска, двуручной секирой рубил он закованых в латы франков, подобный королю Давидy посреди филистимлян. Ночь разделила сражавшихся. После боя корабли поплыли к островам, однако у Грифида остался один корабль на острове Рон , т.е. на острове тюленей, он захватил одно судно прибывшее из Кайра, и перебил его команду. На следующий день Грифид отплыл в Ллейн и достиг порта Невин. И жители сей страны, люди Ллейна, Эйвонида, Ардидви, Арвона, Роса и Долины Клайда, услышав об этом, поспешно пришли к нему, дабы встретить его так, как подобает встречать законного правителя. И, получив, с божьей помощью, такое сильное войско, Грифид осадил упомянутый выше замок на острове Мон и сражался несколько дней с франками у их укреплений, бастионов и башен, под градом стрел и камней, пускаемых из самострелов, пращей и баллист. И всё же, в каждодневных боях с камбрийцами франки были разбиты. Их наместник, владетель замка, был убит и с ним полегло124 рыцаря. И, после сожжения замка и победы над врагами, возрадовался Грифид и пошёл на другие замки его королевства, в коих стояли другие отряды. И он взял эти замки приступом и разрушил и сжёг их, и перебил их жителей. Так он освободил Гвинед от замков и отвоевал свои владения, отплатив недругам так, как должно. И два года в Гвинеде был мир.
Запомни, читатель, и то, как Грифид сражалася у замка Аберллинауг, что на острове Мон. У него было 120 воинов и 40 отроков, и он сжёг замок, и разграбил его, и перебил много защитников и, совершенно всё раззорив, вернулся на другую сторону острова, где у него было три корабля. А люди замка и острова Мон весь день преследовали его и ожесточённо сражались. И всё же воины Грифида возвратились назад с добычей и с пленными франками и саксами, убив многих преследователей в долгом бою. Там со стороны Грифида пал Геллан, арфист и первый поэт его войска.

Человек сведущий и искушённый мог бы рассказать много историй о Грифиде, о его плаваниях между Камбрией, Ивердоном, островами Денмарка и другими народами. Я же, признаться, не способен на это, пусть даже я был бы столь же искусен в прозе, как бард Туллиус и так же сведущ в законах метрики, как бард Маро.

(его жена и дети)
Вот так Грифид, временами удачливый, а временами нет, взял в жёны дочь Эвайна сына Эдвина, по имена Ангарад, которая, как утверждают мудрецы её страны, была благородна, красива, пышноволоса, стройна, с большими глазами, с телом как у сокола, ловка, с красивыми ногами и прекрасными ступнями. Пальцы у неё были длинные, ногти тонкие. Была она умна, способна, домовита, мудра, мила, рассудительна, милосердна к своей стране, щедра к нуждающимся и всегда законопослушна.

И от неё у Грифида были сыновья и дочери. Сыновей звали Катваллаун, Эвайн и Катвалладр, а дочерей Гвенллиан, Маререт, Раниллт, Сусанна и Аннест. Также у него были сыновья и дочери от других женщин.

(вторжение Гвилима Длинного Меча)
И когда король Ллогрии Гвилим Длинный Меч услышал о победах Грифида и о его отваге, и о его ненависти к франкам, он не смог стерпеть этого. И он двинул против него все силы своей державы и повёл в Гвинед бессчётные полчища рыцарей и пеших, намереваясь полностью истребить и уничтожить весь народ Гвинеда до последней собаки. Он собирался также срубить все леса и чащи, чтобы у гвинедцев не было больше ни укрытия ни защиты. Сперва он встал лагерем в замке Мур и несколько камбрийцев были ему проводниками. И Грифид услышал об этом, и собрал войско со всего королевства и пошёл на Гвилима и, когда тот спустился с горы, стал нападать на него с тыла. И перепугался Гвилим, и повёл своё войско, долинами, обратно, в Кайр, и не причинил никому никакого урона и ничего не захватил и не добыл, кроме одной только коровы, а сам потерял бОльшую часть своих рыцарей и эсквайров, и слуг, и коней, и много другого добра. Вот так Грифид отомстил франкам за всё. Он появлялся со своей ратью то впереди них, то позади, то слева, то справа, не позволяя им причинить его стране какой либо вред. И если бы Грифид разрешил своим людям смешаться с ними в зарослях, то это был бы последний день для короля Ллогрии и его франков. Но Грифид пощадил его, как король Давид Саула.

(вторжение ярлов)
После этих событий ярл Кайра Хю, о коем уже говорилось выше и который, как прежде Антиох, был причиною всех бед, с горем, печалью и скорбью вспоминая о гибели своих гарнизонов, о разрушении замков и смерти рыцарей, снарядил в своей стране корабли и собрал большое грозное войско. А другой Хю, ярл Амветига, примкнул к нему со своей ратью, в едином стремлении отомстить за потери, которые Грифид нанёс им обоим. И они, вместе со своими воинами, сели на корабли и поплыли в страну Грифида, а Эвайн сын Эдвина и его брат Ухдрид шли со своими силами впереди них. И, узнав об этом, люди Гвинеда и Поуиса обьединились, дабы противостоять им и не покоряться. Тогда правители Поуиса, а именно Кадуган и его брат Маредид перешли, со своими домочадцами, ко Грифиду. И они держали совет и пошли, с Грифидом, на остров Мон и оборонялись там, как в окружённой морем крепости. Ибо на помощь Грифиду прибыли из Ивердона шестнадцать кораблей, которые вступили в бой с кораблями ярлов. И, когда ярлы узнали об этом, они отправили послов к корабельщикам, пришедшим на помощь Грифиду и сообщили им, что если те покинут Грифида и перейдут на сторону франков, то получат любое добро, какое только пожелают. И стало так, они поверили лжи франков и напали на остров, нарушив клятву данную Грифиду. И когда об этом узнал Грифид, он премного опечалился и устрашился, ибо не знал уже какое решение принять и как бороться с неприятелями, франками и изменившими ему корабельщиками. И, посоветовавшись со своим зятем, Кадуганом сыном Влейдина, он сел, вместе с ним, в лодку и поплыли они, в лодке, в Ивердон, оставиви народ свой и всё своё достояние на милость Бога и на Его волю, ибо Он неизменно приходит на помощь каждому человеку, попавшему в беду.И, когда об этом узнали их люди, они обратились в бегство и скрывались и спасались в пещерах земли, и в болотах, и в лесах, и в зарослях, и в отдалённых местах, и в холмах, и в пустошах, и в топях, и в пустынных землях, и в скалах, словом, повсюду где они могли спрятаться, страшась сих иудеев, то есть франков и других напавших на них племён. Ибо, как говорит Священное Писание: «Пропадёт народ без вождя.» И тотчас же ярлы со своими войсками, ликуя, пустились в погоню. В тот день они преследовали камбрийцев по всему острову, одних грабили, других убивали, третьих калечили и лишь ночь прервала побоище.

(король Магнус появляется)
А на следующее утро,-ах!-, ведомый провидением божьим показался, неподалёку от острова, королевский флот. И, при виде его, невеселы стали франки и предавшие Грифида датчане. Однако, всегда лживые франки тайно подослали к жителям острова нескольких союзных им камбрийцев, чтобы поскорее заключить с ними мир и обеспечить свою безопасность, ибо с одной стороны франки боялись бежавших от них камбрийцев, а с другой стороны—королевского флота. И стало так, что изменники обманули камбрийцев, охранявших остров. Необходимо запомнить эту придуманную ими хитрость, дабы предки могли рассказать о ней потомкам.

(смерть Хю ярла Амветига)
Этот флот, явившийся столь внезапно, принадлежал королю Ллехлина. Ведомый милостью божьей, он направлялся к острову Мон, дабы освободить осаждённых иноземцами людей, которые в печали и скорби воззвалии к Господу, и Бог услышал их.
И, когда переводчики обьяснили королю что это за остров, и кто правит им, и как сей остров был раззорён и захвачен, и кто захватил его, то король премного опечалился и разгневался и он приблизился к берегу с тремя кораблями. А франки, при виде его, всполошились как бабы, и облачились в доспехи и сели, по своему обыкновению, на коней и выступили против короля и трёх его кораблей. Король же со своим отрядом отважно сражался с ними, и франки стали падать со своих коней, как спелые фиги падают с деревьев. Иные были убиты, иные ранены стрелами мужей Ллехлина. Сам же король невозмутимо стоял у борта и его стрела поразила в глаз Хю ярла Амветига и тот, смертельно раненый, бряцая оружием, грохнулся оземь, со своего покрытого латами коня.Тут франки обратились в бегство, подставив спины стрелам ллехлинцев. А король со своим флотом поплыл оттуда прочь, ибо он привёл с собой большую силу, только для того , чтобы взглянуть на острова Британия и Ивердон, лежащие на краю мира, как говорит Фергил: «...и до британнов самих, от мира всего отделённых».

(норманны и предатели)
И тогда ярл Хю и другие франки, радуясь уходу короля Магнуса и страшась возвращения Грифида, которое ожидалось с часу на час, доставили пленных гвинедцев и всё их имущество в область Рос и там всё награбленное добро было сосчитано и разделено на две половины, и Хю, взяв себе одну половину, пошёл в Кайр. Однако, бывшие с ним клятвопреступники датчане, предавшие Грифида, ожидали обещаной им добычи: пленных мужчин и женщин, юношей и девушек. И тот заплатил им и законно и незаконно: собрал отовсюду старух, беззубых, горбатых, хромых, одноглазых, больных и немощных и отдал их датчанам, в награду за предательство. И, когда они увидели это, то бросились к кораблям и устремились по бурному морю в Ивердон. А человек, правивший там в то время, изувечил некоторых из них, сломав им руки и ноги, а прочих беспощадно изгнал из всех своих владений.

(мир с Хю ярлом Кайра)
И вот, когда Грифид, по своему обыкновению, вернулся из Ивердона, то, -увы!-он увидел, что его страна совершенно раззорена, а жители её ушли в другие земли. И тогда он отправил послов к ярлу Хю и заключил с ним мир и отдал ему три города. И долгие годы провёл он в бедности и горе, с надеждой на то, что помощь божия уже близка.

(возрождение Гвинеда)
Прошли годы и он отправился ко двору Генри, короля Ллогрии, который правил вслед за своим братом. Благодаря заступничеству и ходатайству Эрвина, епископа Бангора, он заручился покровительством и дружбой короля. И король мирно и дружелюбно отдал Грифиду области Ллейн, Эйвйонид, Ардидви и Арлехвед, вместе с их народом и достоянием. И, когда Грифид вернулся с королевского двора, он стал заселять эти земли, хваля Бога, который низложил сильных с престолов и вознёс смиренных, алчущих исполнил благ, а богатящихся отпустил ни с чем. С этого времени Грифиду во всём сопутствовала удача, ибо он уповал на Бога. И ежедневно, без ведома ярла, переходили ко Грифиду люди из Роса со своим добром, и народ его увеличивался. А на следующий год Грифид пришёл на остров Мон, и жители острова примкнули к нему, а затем он завладел и другими областями. Вот так он снова подчинил себе Гвинед, подобно тому, как Макавей сын Матафии подчинил себе Израэль. И Грифид вернул из изгнания всевозможные племена, ибо иные из них, как расказывалось выше, ушли в изгнание, спасаясь от гонений, теперь же,-о радость!,-богатства Гвинеда приумножились, словно в Израэле, после возвращения (иудеев) из вавилонского плена.

(вторжение короля Генри)
И ярл был раздосадован тем, что , без его ведома, край его оказался захвачен и занят. И, когда об этом услышал король Ллогрии, он удивился, и открыл свою сокровищницу, и раздал большие средства своим рыцарям и пехотинцам, и взял с собою короля Искотлонта с искоттами и людей Юга. И так он пришёл в землю Грифида и встал лагерем у замка Мур. Грифид же, по опыту (предыдущих) войн, расположился против него на склонах заснеженой Эрири. И оттуда он повёл переговоры с королём, а король с ним и, через несколько дней, был заключён мир. И тогда король Генри вновь возвратился в Ллогрию, а Грифид в свой край.

Прошло какое то время и король Генри пришёл снова и привёл с собой большое войско, и встал лагерем в горах, в том же самом месте, о котором говорилось выше. Он намеревался раззорить страну Грифида и всё разрушить, и перебить его людей, и предать их острию меча. Узнав об этом и собрав войско, Грифид выступил против него, а домочадцев и вилланов, и женщин, и детей он отправил, по своему обыкновению, в потайные убежища в горах Эрири, где им не горзила никакая опасность. Король же, спустившись с гор, испугался, что попадёт в руки Грифида и повернул назад, и заключил с ним мир. О Господи всемогущий! Сколько раз пытались ярлы Кайра одолетть Грифида—и ничего не сумели! Сколько раз нападали воины Поуиса—и ничего не добились! А сколько раз грозили ему люди предателя Трагеарна—и ничего не смогли сделать!

(мир и процветание)
И, вслед за тем, Грифид правил много лет, успешно и достойно, властно, разумно и мирно, счастливо соседствуя с королями, ближайшими к нему, то есть с Генри королём Ллогрии, Мурхатом королём Ивердона и с королём островов Денмарка. И он стал весьма известен, как в соседних так и в отдалённых королевствах. И в Гвинеде становилось всё больше всякого добра и его жители принялись возводить в каждой области церкви и насаждать леса, и выращивать сады и окружать их оградами и валами, и они начали строить крепости и жили, питаясь плодами земли, по обычаю людей Ривейна (Рима). Грифид же строил большие церкви при всех своих главнейших дворах, и всегда устраивал роскошные пиры и праздники. И воссиял Гвинед белокаменными церквями, как небесный свод звёздами. И железным посохом правил Грифид своим народом, в мире и согласии с соседними королевствами. А сыновей своих он , с молодых лет разместил он в отдалённых областях своей страны, дабы эти области не были захвачены другими и стали как нерушимая стена для всех чужеземных иноязычных племён, если бы они замыслили снова подняться против него. А другие, меньшие короли, если чужеземные племена тревожили их, приходили ко двору Грифида и искали его защиты, помощи и совета.

(уединение и разделение добра)
Но вот Грифид состарился и потерял зрение и от трудов воинских обратился к деяниям милосердным. Он, стремившийся к славе военных подвигов, вознамерился теперь уйти в скрытое надёжное убежище, вести жизнь праведную и оставить всё мирскую власть. И, настало для него время перейти из этого мира в мир лучший, он, приготовившись к смерти, призвал к себе сыновей, подобно тому, как сделал в прежние времена король Эзекия. И он справедливо поделил всё свой добро. 20 слитков серебра отправил он в Дублин, в котором он родился и вырос, да столько же во все первейшие церкви Ирландии, да столько же в церковь Меневии, да столько же в монастырь Кайра, да столько же в монастырь Амветига, и больше того в церковь Бангора, да 10 слитков серебра в Кайргеби, да столько же в Пенмон, да столько же в Келлинауг, да столько же в Энлли, да столько же в Вайвод, да столько же в Лан Армаун, да столько же в Линейрт и во многие другие важнейшие церкви. Все эти упомянутые мною богатства он передал епископу и архедиакону, священникам и орденам, учителям и бедным христианам, во имя Святого Духа, который всемогущ и всеведущ.

(смерть Грифида)
Вслед за тем пришли со всей страны мудрейшие и главнейшие люди: Давид епископ Бангора; архедиакон Семеон, человек умудрённый годами и учёностью; приор монастыря Кайра и многие мудрецы и священники, дабы совершить помазание его тела священным елеем, как предписал апостол Яго. В это время его сыновья также были там, и он благословил их и сказал им какими людьми они вскоре сделаются, подобно тому, как патриарх Яго благословил сыновей своих во времена Эйфта(Египта). И он поучал их быть мужественными и храбро сражаться с врагами, как сражался он сам в прежние времена. Там была также его жена, королева Ангарад, и он отдал ей половину своих богатств и два удела и гавань Аберменай. Были там и его дочери и некоторые племянники, и всем им он отдал часть своих богатств, дабы помочь им и после смерти. Камбрийцы, гвиделы и люди Денмарка плакали о смерти Грифида, словно иудеи о Йосеве сыне Нуна. Грифид прожил 82 года. Он похоронен в Бангоре, надгробие его находится с левой стороны от высокого церковного алтаря. Помолимся же, дабы душа его навеки упокоилась с Богом, вместе с душами других добрых королей. Аминь.

14:06 

Внесу и я посильный вклад в дело Рыбакова-Гумилёва-Дж- Морриса. Вот что получается, если предположить, что история Бранвен и "Битва при Маг Туйред" восходят к одному событию (в данном случае это скорее литературному, а не историческому):

Правящие дома Ирландии и Уэлса заключают династический брак (прецеденты уже были). В обеих странах есть как противники, так и сторонники брака. Партия последних берёт верх. В выигрыше скорее всего остаются британцы, т.к. , согласно ирландским источникам, в Ирландии установились несправедливые порядки. Чужеземцы обложили Ирландию данью. Это произошло когда сын Бранвен/Эри стал королём, будучи ещё несовершеннолетним (так в "Битве при М.Т. Брес растёт в два раза быстрее обычного человека). Тогда в Ирландии берёт верх партия противников брака. По валлийским источникам это обьясняется только заносчивостью ирландской знати, ирл. источники говорят о высокой дани и о бедности народа. Брес был , наконец проклят. Валлийский король и его мaть вынуждены обратиться за помощью к родичам-британцам (а по ирландской версии, даже бежать из страны).Автор БМТ бросает Бресу обвинение в несправедливости. Британцы решают восстановить свой престиж в Ирландии и собирают огромное войско. На их сторону становится великий герой, обладающий демоническими чертами (Балор, Ингкел, Бран). В огромном числе они прибывают в Ирландию. Их военная сила ужасна. Некоторые ирландцы (м.б. партия сторонников брака) становятся на их сторону. Вторжение огромного войска производит сильное впечатление на ирландцев, они идут на переговоры, тянут время, однако, эти переговоры неудачны--британцы разгадали замысел неприятеля и переговоры привели к унижению ирландских послов. Британцы высмеивают ирландцев.

Ирландцы отступают вглубь страны, британское войско вторгается в Коннахт (переходит через Шаннон).
Всё же ирландцы выиграли время и также собрали сильное войско. Начинается бой. Волшебный котёл/источник жизни помогает ирландцам оживлять убитых/лечить раненых, однако предатель уничтожает волшебство. Сам предатель при этом гибнет. В ходе боя убит король ирландцев, а великий британский герой получает смертельную рану. Вскоре и ему отсекают голову которая какое то время ещё живёт и изрекает пророчества. После ожесточённой битвы в которой обе стороны понесли тяжёлые потери, войско британцев разбито. Они бегут, домой возвращаются лишь семь человек. Ну, а рассказ в "Бранвен" о пяти уцелевших ирландских женщинах был придуман для того, чтобы хоть как то утешить проигравшую сторону, он появился позже истории Бранвен и был приписан к ней, уже после заключения.
(а не сразу после описания войны, как следовало бы ожидать).

(шутка)

15:53 

Mesca Ulad

--Это как же надо нажраться...:)

ochen svobodnyj perevod:

Тогда Улады двинулись прямо на Темайр Луахра и Кухулин вёл их. Сейчас Темайр Луахра заброшена, но в ту ночь она была полна. Дело в том, что у Айлиля и Медб родился сын, впоследствии они назовут его Мане Доброе Слово и отдадут на воспитание Ку Рои сыну Даре. А той ночью истёк месяц после его рождения и они, т.е. Айлиль и Медб, вместе со знатью своей пятины, собрались отпраздновать это событие. С ними были Эоху сын Лухты с людьми своей пятины и Ку Рои сын Дайре со всем кланом Дедада. Несмотря на то , что в Темайр Луахре собралось много героев, воительница Медб, дочь верховного короля Эхаха Фейдле, предусMотрительно поставила на страже двух друидов. Звали их Кром Деройл и Кром Дарайл, то были воспитаники дивного друида Катбада.
И стояли они на стене Темайр Луахры и смотрели во все стороны света и высматривали врагов. И молвил тогда Кром Деройл: «О Кром Дарайл, узрел ли ты то-же что и я?»
--Что такое?—спросил Кром Дарайл.
--Я вижу, как движется с востока великое воинство. Сверкает оружие рдяное на холмах Айрлуахры.
--Пусть подавится кровью тот, кто говорит такое,--ответил Кром Дарайл. –То не ряды и не рати, то леса и дубравы, мимо которых прошли мы вчера.
--Если так, отчего-же я вижу вместо них королевские колесницы?
--То не колесницы,--отвечал Кром Дарайл,--то стены славной столицы, мимо которых прошли мы вчера.
--Если это стены, отчего увешаны они раскрашеными щитами?
--То не щиты,--отвечал Кром Дарайл. –То каменные колонны у крепостных ворот.
--Если это колонны, отчего колышутся над ними красные копья, словно над полчищем воинов?
--То не копья колышутся,--отвечал Кром Дарайл. То звери лесные, олени и лани кивают головами, а головы их увенчаны ветвистыми рогами.
--Если это олени и лани, отчего строятся они в боевой порядок? Отчего так взлетaют ввысь земля и зелёный дёрн из под их копыт?
--То не боевые порядки—отвечал Кром Дарайл,--то далёкие стада оставили свои стойла и пустились в поля. То стаи птиц пестреют на первом снегу.
--Если это птицы,--молвил Кром Деройл,--чего-ж они никак не взлетят?

14:28 

perevod (poezdka ot Dun Da Benn v Munster)

original:

Cach tailach dara tictis na murtis
co factais ina foenglentaib.
Cach fidbad dara tictis
no-thestais rotha iarnaide na carpat
frema na ralach romor
comba crich machairi da n-eis.
Cach sruth agus cach ath agus cach inber dara tictis
ba lecca lomma lantrima dara n-eis
ra hed cian agus ra drechta fata
ra met na bertis a n-echrada
ra n-irglunib na hessa agus na hatha agus na hinbera assa corpaib fodein.

angl. perevod J. Carey

Every hillock over which they went, they would level it so that they left it as valleys.
Every wood they crossed thruogh, the iron wheels of the chariots would chop the roots of the enormous trees so that it was a country of plains after them
Every stream and every ford, and every river-mouth they crossed over were fully dry, bare stone slabs afterwards for a long time and long distances, because of the quantity that the horses carried away before their knees from the water which made up the cascades and the fords and the river-mouths.

14:27 

Пьянка Уладов.

Может быть имело смысл оставить более äмоциональный комментарий, но попробуем всö же разобраться что произошло.

Мне кажется, не последнüü роль здесь сыграли идеи Мöрфи итп., т.е. среднеирландская проза в том виде в каком она дошла до нас, уже неудобочитаема сама по себе. Следовательно, так и нужно еö переводить (?). Некоторые детали перевода показываüт, что переводчик талантлив и способен на большее, так что скорее всего перед нами вопрос концепции.
Мне кажется, для более или менее удачного перевода среднеирландской литературы на современный русский мы раз за разом оказываемся не в силах рашить следуüщие проблемы:
1. Литературная традиция резко отличается от привычной нам. Парадоксально, но Ирландия äто не Европа. "Античный камертон" по которому "настроена" вся привычная нам литература здесь бесполезен.
Вместе с тем ирл. традиция прекрасно разработана. Т.е. перед нами задача, схожая с задачами переводчиков японской, китайской, индийской литературы итд. (Кстати некоторые ранние переводы с японского напоминаüт то, что у нас получается сейчас с древнеирландским).

2. Что мы всö таки хотели бы получить "на выходе"--академический подстрочник или литературный перевод? Сесть на два стула не получается:)

Интересно, получится ли у меня така я же протоплазма. Думаü, ничего другого меня не ждöт:)

14:19 

odin primer

perevod S. U.:

– Вижу я, вслед за ним с востока движется другой отряд, – сказал Кром Дероль, – вижу я юношу юного, похожего на ребенка, покрыт он путами и пеной. Три цепи на каждой из его ног, и цепь – на каждой руке. Три цепи вокруг его груди, и всего на нем по семь цепей с каждой стороны, да еще волочатся следом за ним семнадцать. Могуч и жесток его облик, так что с легкостью может он победить семнадцать других юношей одного с ним возраста в быстроте и легкости. Когда слышны громкие крики врагов, когда парят над воинами белые защитные облака ярости и отдаются эхом о скалы, так что слетают с них камни, тогда так говорит этот муж: «Не треск и грохот ярости воинов и крепости их оружия слышу я, но доносится до меня из этой крепости запах еды и одежды». Не берет его стыд, и не умеет он быть мирным, подобно морской волне, что после бури успокаивается и умолкает.

– По нашему мнению, – сказала Медб, – разрушительно и непонятно это описание.

– Любит этот муж разрушение, и поистине трудно его понять, – сказал Ку Рои.

– Кто же это? – сказал Айлиль.

– Нетрудно сказать: это сын трех героев, как говорил я уже раньше, – Умы, сына Реманфисаха, Эррги Эхбеля и Кельтхара, сына Утехара. Воистину, многие воины не спускают сейчас с него глаз, чтобы удержать его в его приступе гнева. Зовут его Уанхенд Арритех, и лишь одиннадцать лет ему, но не успокоится он, пока не сразится с каждым, кто есть в этом доме.

A CHTO ESLI TAK:

Войско идет с востока;--молвил Кром Деройл.

Я видел юного воина, закованного в железные цепи. Три цепи на каждой ноге его, цепь на каждой руке его да три цепи вокруг его шеи. Семь человек держат каждую цепь, итого их семдесят семь. Встрепенулся юный воин, когда почуял в крепости врагов своих, стал он биться головой о каменистую землю. Вдруг вскочил он, взмахнул своими цепями, повалил 77 человек, державших его и легко поволок их за собой, будто пустые мешки.
"Не на сечу и не на cxватку спешу я," заревел он, "не на распрю и не на ратную брань, а на запах еды и доброго пива, на веселый пир!"
Таков äтот отрок. Обычно он тих и спокоен, скромен и застенчив, но временами дикая ярость охватывает его.

--По моему разумению,--сказала Медб. --Äтот рассказ прозвучал непонятно и страшно.
--Так и есть,--ответил Ку Рои,--ибо реchь идет о непонятном и страшном человеке.
--Но кто же он такой,--спросил Айлиль.
--Нетрудно сказать:Уанхенд Арридех, юный сын трех героев: Увы сына Реманфессы, Äррги Äхбела и Келтхайра сына Утехайра. Недавно ему минуло одинадцать лет. Кoгда войско уладов идет через враждебные земли, семдесят семь воинов держат его на цепях, смиряя его ярость Но на любом пиру он всегда делится своей долей с друзьями.

12:51 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:55 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:16 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:10 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:58 

CAIS 1.любовь 2. ненависть (ц)

Конечно,--сказали послы,--мы нашли тебе, о король, достойную невесту. Она прекраснее всех женщин мира. Увидев ее, ты сам убил бы свою прежнюю жену.

И великая любовь наполнила сердце короля.

(ц) Подвиги Короля Конгала. часть 2

14:24 

"Аббат из Друменаха" как сатира.

tekst:
www.diary.ru/~germanium/p70655905.htm

Интересно, что вся история м.б. сатира на обмирщение ирландской церкви. Если сравнить его с монастырскими правилами "идеалистов", кейли Де, "аббат" противоречит им практически в каждом предложении.
Oн выглядит как воин. Здесь употребляется вполне светский термин "oglach". Описание аббата--классическое описание героя светской саги. Я не припомнü второго такого описания церковника в ирландской христианской литературе. Он наряжен в роскошные яркие одежды, его меч украшен золотом. сразу после пробуждения Аббат хватается за меч. Он собирается устроить большой пир: слово "fled" (пир) опять больше подходит для светской истории. Спят и едят в Друменахе, похоже, когда кто пожелает. Неудивительно, что такой аббат становится жертвой языческого колдовства! Его оправдательные речи: "видит Бог, я не совершал зла ни колоколу, ни посоху... итд." выглядят, в свете всей истории, дико. Настоятель Кромгленна т.ж. "знатный воин". Все духовенство женато, это совершенно в порядке вещей. В Друменахе стоит дом для пиров, в oрiгинале "бруйден".

15:05 

2 Immelin

Опытное поле

главная