• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:48 

23:36 

Закон Адомнана, введение

22:13 

кухонное рабство

cumalacht choire

21:51 

Дева Мария

Cain Adomnain 7-9
Ci atconncatar in árbach, ní acatar ní bad baidiu na bad troighiu leo inda cend na mna for indara burt ocus colann for in burt n-ailiu ocus a lenban for a cich inna collai. (...) "Is boedh ocus is troigh lim-sa suut," ar Ronnat máthair Adamnain, aní atchíu fot cosu-su a chlerchocan! (...) Ced nach promae dún do chlerchecht frisin corp tróach ucut, dús in tathbéoighfedh in Coimdhiu erot?" (...)

Soithis Adamnan fri bretheir a mathar, co rocoruigh in cenn frisin medhiu co tarut crois día baghail dar ucht na banscailli, co n-érucht in banscal súos.

"Uch a mmo Coimdiu mor na n-dulai!" or í-si.
"Ced do-beir uch duit-siu?" ar Adamnan.
"Mo claidbeth i n-armaigh ocus mo chor hi píanaib iffirn. Ni fetur nach síu no tall doneth boidiu nó trocuire immum acht Adamnán ocus Mairei h-úag-ingen ic a gressacht a h-ucht muintirei nime."

20:00 

белый удар

bánbeim = белый удар = легкий удар не оставляющий следов

Tri seúit bánbeime coic seúit cach teilcthi folae, secht seúit inindrigh, cumal cach inuithir ocus fíach legae cenmotha sin.

Три сета (в уплату) за "белый удар", пять сетов за каждый удар до крови, семь сетов за (удар) требующий лечения, кумал (в уплату за удар) после которого лежат, и помимо того (от нанесшего удар) оплата врачу.

(c) Cain Adomnain 44.

21:35 

Cain cech cuilén fo shaidh.

Cain. Adamn. 8

23:08 

Cовременный автор заправски похлопывает по плечу средневекового гения:

The Kalevala is recognised as an epic while (...) the Acallam is not; the Acallam has epic length but does not qualify on any other grounds. However, what the author of AcS did create -- a long iterative text, tedious and beguiling in turn, repetitive and inconsistent but with sustained passages of brilliance -- has a status as one of the most important narratives from medieval Ireland.

(c) Kevin Murray, The Early Finn Cycle, p. 46, Dublin 2017

with sustained passages of brilliance -- ну ладно, так уж и быть ))

22:42 

шутник

– В котором же месте в Ирландии, уважаемый, – спросил я, – самая, на твой взгляд, легкая и приятная охота?
читать дальше


329] ‘Maith, a anum, a Cháilte’, ar Pátraic: ‘gá sealg is ferr
330] fuarudar in Fhiann riamh a n-Eirinn nó a n-Alpain?’читать дальше

12:06 

Ced do-beir uch duit-siu?

14:26 

scolfa minmac = детская забава

Diambad fherddi in cúiced a bith aci ra blíadain ní hindsa, úair is é in tipra 'na telluch thechtaide é na fétaither d'athgúd ná d'éligud, úa ríg Hérenn is Alban. Sech dambad fherddi in cóiced a bith ace ra blíadain ní hindsa a bith ace, & mani ferddi scolfa
minmac
lind a chor for a trian féin i cind blíadna.’ (с)

celt.ucc.ie/published/G301040/index.html

00:06 

под лежачий камень вода не течет

"... nach coronfaidhe duine ar bith ´na codladh."

=ни один человек не будет коронован во сне

Manus 417


Интересно, что именно в Ирландии в языческое время, похоже, был ритуал выбора короля во сне:

Marb in rí íarum .i. Eterscéle. Con-grenar tairbfeis la firu h-Érenn .i. no marbad tarb leó & no ithead oenfear a sáith de & no ibead a enbruithi & no chanta ór fírindi fair ina ligiu. Fer at-chichead ina chotlad is é bad rí, & at-baildis a beóil in tan ad-beiread gaí.
(с) TBDD 122-126
celt.ucc.ie/published/G301017/index.html

Между тем умер король Этерскел. Собрались тогда ирландцы на праздник быка. По обычаю, на нем убивали быка, и один из мужей наедался досыта его мясом и пил отвар, а потом над его ложем произносили слово правды. Тот, кого случалось ему увидеть во сне, должен был стать королем. Помертвели бы губы его, лишь осмелься сказать он неправду. (с) Разрушение Дома Да Дерга, перевод Сергея Шкунаева.

16:38 

Genesis xii, 1

exi de terra tua et de cognatione tua et de domo patris tui et veni in terram quam tibi mo(n)stravero


Fagaib do thír ocus do thalumh, ocus do ghael ocus t´atharda diless ocus eirigh ´sa tír fhoilseochad-sa duit (c) Manus, 378

11:42 

!

Ealkenig
1) Wea reit no so spät duach Nocht und Stuam ?
Es is da Voda mit seinem Buam
Er hoid den Gschropn fest im Oam
ea hoid eam sicha, ea hoid eam woam

2) "Wos hoids da d'Händ vuas Gsicht so bled ?"
"Da Ealkenig, siachst eam ned ?
Mid da Krone und an Schwaaf ?"
"Bua, des is a Neblstraaf"

3) "Liaba Bua, kumm, geh mid mia !
Scheene Gspüü spüü i mid dia.
Bunte Bleamal bliahn am Straund
Mei Muada hod an goldans Gwaund"

4) "Voda, Voda, heast du ned
Was da Kenig mit mia red ?"
"Bleib nua stad, mei liabes Kind,
In de Bladdln rauscht da Wind"

5) "Scheena Bua, kumm mid mid mia
Zu meine Dechta i di fiah
De taunzn schee in Ringlrei
Und wiegn und taunzn und dudln di ei"

6) "Voda, Voda, siachst du duat
"Die Dechta an dem finstan Uat ?"
"Mei Bua, mei Bua, des is a Draam
Des san de oidn Weidnbaam"

7) "I steh auf di, mi raazt dei Gstoit"
"und waunst di weahst, brauch i Gewoit"
"Voda, Voda, jetz greift da mi au"
"So weh hod mia no kaana dau".

8) Dem Vodan graust, ea tummlt si gschwind
Und hoid gaunz fest des waanade Kind
Daun kummt a haam, mit Müh und Nod
do in sein Oam der Gschropp woa tot.

12:18 

340-341
Расскажем теперь о том, как Колум Килле в великом собрании Друйм Кета беседовал с неким святым по имени Баэтан сын Куана. Баэтан обликом и статью превосходил всех прочих ирландцев. (…) Сам Баэтан подтверждает это в своих стихах:

Сказал мне Колум истинно
В собрании Друйм Кета:
Ты, безупречен, о Баэтан,
Среди светлых ирландских святых.

О Баэтан сын Куана
Прекрасный статью и обликом
Вижу я семь зрачков
В каждом оке твоем, о клирик.


Услышав такие слова, скромный Баэтан помолился Богу о том, чтобы потерять свой прекрасный облик и стать ниже ростом. И Бог внял его молитве, ибо камень, на котором стоял святой, стал погружаться в землю, пока Баэтан не оказался ниже всех. Тогда Колум Килле приказал земле остановиться и не уменьшать больше рост Баэтана. И земля послушалась Колума Килле ибо Господь, то -есть Иисус Христос выполнял все его просьбы.
Тогда же на боку Баэтана вырос огромный нарост, от которого он не исцелился до конца жизни. Кроме того, Баэтан стал страдать малокровием и сделался очень бледен, отчего его стали называть Баэтан Белый. Сам Баэтан говорит об этом в стихах:

Услышав такие слова
Попросил я Христа о помощи:
Хотел я стать меньше ростом
Господь внял молитве моей.

Камень на коем стоял я
Стал погружаться в землю,
Пока не сказал Колум Килле:
Хватит с тебя, о Баэтан.

Была и другая просьба
У меня к милосердному Богу
Лишить меня красоты
На всю оставшуюся жизнь

Огромный нарост на боку
Даровал мне тогда Создатель.
Отныне, до судного дня
Зовут меня Баэтан Белый.

(...)

Я, Баэтан сладкогласый
Узнал земную печаль
Часто пред Колумом Килле
Проливал я потоки слез.

Некий священник по имени Кайннех был очень низкорослым. И открылось Колуму Килле, что священник этот стыдится своего малого роста, ибо он был ниже всех ирландцев, клириков и мирян. И тогда Богом, Колумом Килле и самим Кайннехом было совершено великое чудо: по слову Колума Килле ровная земля под ногами Кайннеха стала подниматься вверх. Она поднималась все выше и выше, пока Колум Килле не остановил ее рост. В подтверждение этого чуда до наших дней в Друйм Кете остался высокий холм. Именно на нем стоял Кайннех.
Земля под ногами Кайнеха поднималась пока он не сравнялся ростом с другими людьми и тогда Колум Килле приказал земле не подниматься дальше. В подтверждение сего, в память о великом чуде, там где земля поднималась под Кайнехом до наших дней сохранился небольшой холм (cnocan).

12:18 

329
Все это было рассказано верховной правительнице Ирландии. Она в то время жила поодаль от своего супруга, в окружении других ирландских королев. Когда узнала она, что ее сын проклят Колумом Килле, а Домналл получил благословение, то послала к своему супругу, королю Ирландии, служанку с советом не оказывать долговязому клирику-журавлю Колуму Килле никакого почтения. Гнев охватил Колума Килле, когда он услышал, что королева назвала его долговязым журавлем. И святой воскликнул: «Раз она сравнила меня с журавлем, пусть сама превратиться в журавля и пребудет в птичьем облике навеки!» И в тот же миг королева по слову Колума Килле превратилась в журавля.
330
Служанка королевы принялась бранить Колума Килле за то, что он превратил верховную королеву в птицу и назвала его долговязым клириком-журавлем. Колум Килле ответил ей, что превратит в птицу и ее, так же как он превратил в птицу ее хозяйку. Так и служанка обернулась журавлем. На глазах у всех ирландев две птицы взлетели в небесную высь, покружились в небе и снова опустились на землю невдалеке от брода. С тех пор, в память о великом чуде, в Друйм Кете живут два журавля. Поэт сложил об этом такие стихи:

Сделались журавлями
Служанка и жена Аэда.
Это правда: до сей поры
Кричат они в Друйм Кете.

00:29 

Однако таким людям, как они, доверяться нельзя, так как они охотно вас ограбят и убьют. Тем не менее они любезны.(...) Я не могу вам выразить, насколько их стихи чисты и изящны. (c) Лев Африканский "Описание Африки" ч.1, гл. 36

13:09 

324-326

Первым встретился Колуму Килле Коналл сын Аэда сына Айнмире со своими людьми. Он был достойным сыном своего отца-короля и матери-королевы, неоспоримый наследник ирландского престола. Когда он увидел, что Колум Килле идет на великое собрание Друйм Кета, то стал подстрекать толпу и злых людей из своей свиты против святого и его клириков. И злые люди стали забрасывать спутников Колума Килле камнями и комьями земли, и повергли многих из них на землю. Вся буйная толпа закричала от радости.
Колум Килле спросил своих спутников: «Чьи это крики доносятся до нас, кто из ирладских мужей отнесся к нам столь непочтительно?» И ему рассказали, что это Коналл сын Аэда сына Айнмире подстрекает толпу.
Тогда Колум Килле проклял Коналла и велел своим людям одновременно ударить в колокола и колокольцы, чтобы наслать проклятие на королевского сына. С того времени Коналла прозвали Коналл Клогах (колокольный). Так Колум Килле отнял у Коналла его власть и могущество и сделал его бесноватым безумцем, лишенным памяти. Он сделал так, что разум возвращался к королевскому сыну только в отхожем месте. Об этом есть такие стихи:
Колум Килле сложил такие стихи:

Бейте в колокола по Коналлу,
Прокляните того кто обидел нас,
Пусть станет он не королем, а безумцем,
Пусть сила его обратится в слабость.

12:55 

297 новые ужасы

Когда Колум Килле был в Альбе к нему как-то раз пришел простой бедный мирянин. Человек этот обеднел настолько, что ни ему самому, ни его жене, ни его детям не хватало пропитания и всем им грозила смерть от голода. Печаль охватила Колума Килле и он велел бедному мирянину пойти в ближайший лес, срезать там прямую ветку, пригодную для посоха и принести посох ему. Мирянин сделал как было приказано и принес посох Колуму Килле. Тогда Колум Килле благословил посох и заострил его так, что из него получилось копье. Он посоветовал мирянину взять это копье с собой и утвердить его в земле, острием вверх, где-нибудь в глухом лесу, там где водятся птицы и дикие звери или же на дне водоема: озера, моря либо реки. Колум Килле пообещал бедному мирянину, что тот будет каждый день находить на копье добычу: рыбу или дичь, так что ни ему ни его семье не придется больше голодать. Колум Килле сказал, что копье не принесет вреда ни людям ни домашней скотине, пока сам мирянин не усомнится в своей вере. И еще он остерег мирянина, чтобы тот не слушал советов жены.
Выслушав святого, мирянин забрал копье и ушел в большой радости. Он утвердил копье в земле, в лесу на оленьей тропе и на следущий день обнаружил на нем мертвого оленя. С тех пор мирянин всегда находил на копье убитых зверей: оленей, ланей и многих других. Теперь он мог прокормить себя и своих домочадцев. Лишнее мясо он продавал и вскоре его дом наполнился всевозможными богатствами. Однако, великая зависть охватила диавола, ибо диавол всегда стремится помешать людской удаче. И стал он искушать жену мирянина, чтобы снова ввергуть его в бедность, подобно тому, как искушал прежде Еву, чтобы ввергнуть в бедствия весь род человеческий. И вот жена подстрекаемая хитрым диаволом, обратилась к своему мужу с неразумным советом. «Скорее убери из лесу копье,»-- сказала она, «пока оно не стало убивать людей и домашний скот. Как знать, быть может оно погубит и нас самих и наших детей.»
«Я не стану убирать копье,»-- ответил мирянин, «ибо сам святой Колум Килле благословляя его, обещал мне, что оно не погубит ни людей ни домашнюю скотину, пока находится в указанном месте и пока я верую в Господа.»
Но жена все уговаривала мужа, и наконец убедила его убрать копье с оленьей тропы. Жена хотела сломать и сжечь копье, но муж из любви к Колуму Килле, памятуя о чудесах благословенного оружия, не стал больше потакать жене и спрятал копье под крышей своего дома. Прошло немного времени и любимая собака мирянина попала на копье и погибла. Тогда жена снова стала говорить мужу, что если тот не унесет из дома проклятое копье, то оно вскоре погубит всю семью. И мирянин послушался жены. Он спрятал копье в густом и глухом лесу, в который не заходили ни люди, ни домашняя скотина. На следующее утро он пошел проверить копье и обнаружил на нем мертвую козу. Он рассказал об этом своей жене, она же снова стала попрекать его и убеждала его унести копье из лесу, пока на него не попали люди или коровы и им не пришлось платить соседям за убитый скот. Мирянин отнес копье к реке Дувдега, протекавшей неподалеку от его дома и опустил его в воду у речного берега. На следующее утро он обнаружил на копье большую рыбину. Рыба эта была так велика, что ему пришлось позвать на помощь жену и детей, чтобы дотащить ее до дома. Мирянин убрал копье с берега и укрепил его на крыше своего дома. На следующее утро он увидел на нем мертвого ворона. Но тут снова насела на него жена и стала бранить его и пригрозила, что если он не послушает ее совета, то она уйдет из дому, пусть он выбирает жена или проклятое копье. Все это женщина сказала из страха.
И тогда мирянин снял копье с крыши, изрубил его топором на мелкие куски и сжег их в костре. Так погубил его совет женщины, как уже многих людей погубили советы глупых жен. Небрежно и нерадиво отнесся этот мирянин к дару святого Колума Килле, а потому снова впал в бедность. В скором времени он сам, его жена и все его дети приняли смерть от голода и нищеты, горько оплакивая потерю дивного копья. И прославилось от того имя Господа и святого Колума Килле.

23:16 

310

Однажды Колум Килле был в Альбе, на острове Имба. К нему приехали из Ирландии святые отцы: Кайннех, Комгалл, Брендан и Кормак. В воскресный день они поручили Колуму Килле отслужить мессу. Брендан рассказывал другим святым, что в начале мессы он увидел над головой Колума Килле огненное облако, которое все увеличивалось и росло, пока не превратилось в огненный столп. Столп этот исходил из головы Колума Килле и достигал потолка церкви. Так было, пока Колум Килле не отслужил мессу. Святые отцы решили, что огненный столп над головою Колума Килле это Святой Дух.

22:20 

288
Однажды Колум Килле прибыл в провинцию Пиктория. Вместе с ним был некий человек, изгнанник из знатного рода. Колум Килле привел его к одному богатому пикту. И этот богач поклялся защищать знатного изгнанника и во всем ему покровительствовать. Но краткое время спустя богач подло предал своего гостя и злодейски его убил. Вести о предательстве дошли до слуха Колума Килле. Святой Колум Килле молвил: «Не знатного изгнанника предал богач, он предал всемогущего Бога, ибо нарушил перед ним свои клятвы. Поэтому Бог вычеркнул его имя из книги живых. Лето уже заканчивается. Да будет известно всем, что подлый предатель умрет, когда отведает мяса свиньи, которую он заботливо растил и кормил. Если же он не станет есть свинины, то все равно не переживет этой осени.»
Когда богач узнал о проклятии Колума Килле, то отнесся к словам святого презрительно и насмешливо. С наступлением осени он приказал зарезать свинью и сварить свиного мяса, ибо он хотел опровергнуть грозное пророчество. И вот, богачу принесли вареной свинины и он отрезал от нее кусок, но, едва он поднес мясо ко рту, как душа его рассталась с телом и все вокруг услышали, как диаволы подхватили душу богача и потащили ее в ад. Так Бог исполнил все о чем говорил Колум Килле.

289
Как-то раз Колум Килле путешествовал по провинции Пиктория и пересекал на корабле озеро Несса. И увидел он множество людей собравшихся в на берегу и люди эти несли тело усопшего, чтобы похоронить его. Они положили тело у самой воды, в ожидании корабля, чтобы перевезти на нем усопшего на другой берег озера, к церковному кладбищу. Тогда Колум Килле изрек пророчество и сказал так: «Вот оно, тело злого человека, предавшего несчастного изгнанника, которого я доверил ему. Душа его давно отправилась в ад. Бог не позволит, чтобы тело подлого предателя, совершившего худшее из всех возможных преступлений, было похоронено на освященной земле.»
Как только Колум Килле произнес эти слова, все увидели, как из озера показалась ужасная тварь. Она схватила тело усопшего и, зажав его в пасти, унесла под воду.
Тогда Колум Килле поручил одному из своих монахов, святому по имени Лугнеус, отправиться в гавань и привести ему оттуда лодку. Не медля ни минуты, добрый монах сбросил с себя всю одежду кроме исподнего, нырнул с корабля в воду и поплыл к берегу. Но тут из воды вновь показалась бестия утащившая усопшего, она уже раскрыла пасть, намереваясь проглотить монаха. Бестия подняла вокруг себя высокие волны, озеро взволновалось так, что корабль Колума Килле оказался в опасности потопления.
Тогда Колум Килле обратился к Богу и усердно помолившись Ему, поднял руку и благословил и освятил озерное чудовище, и приказал ему удалиться и отныне и впредь не нападать на людей и не вредить им. И бестия, покорно склонив голову, скрылась в водах озера по слову Колума Килле, а монах вернулся назад живым и невредимым.
При виде этого чуда все люди собравшиеся на берегу уверовали в Бога и в Колума Килле.
Надо сказать, что святой Колум Килле отправил монаха за лодкой для того, чтобы узнать стоек ли он в вере, а также для того, чтобы те из людей на берегу, кто еще не верил в Бога, уверовали в Него, увидев чудесное спасение монаха от чудовища.

Опытное поле

главная